Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Горный университет
Форум Екатеринбург+Свердловск > Архитектура Екатеринбурга+Свердловска. > Архитектура Екатеринбурга первой волны.
Страницы: 1, 2
ArtOleg
Заинтересовала меня информация - существовали ли церковь в главном корпусе Горного университета на Куйбышева (бывшая Алексеевская вторая женская гимназия). В Своде памятников Свердловской области (Екатеринбург 1 том) лаконично сказано, мол была, и подробно описывают архитектурное убранство экстерьера (стр. 247). То, что во втором здании на Университетском переулке была Екатерининская домовая церковь это известно, а вот про вторую церковь на Хохрякова-Куйбышева информация крайне скудная. В книге «Свод памятников…» говорится, что церковь была, приводятся фотографии восточной части, якобы алтарной, но вот у меня почему-то сомнения, а не ошибка ли это? Может это был какой-нибудь зал или аудитории? Нет информации в честь кого была церковь, ни когда освящена, были ли купола – в общем нет ничего. Кто что думает на этот счет?

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Административное здание

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Учебный корпус

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Храмовая часть

Ссылка - фото и описание объекта
ArtOleg
Вид со спутника.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

ArtOleg
Побывал в Горном и посмотрел ту часть здания, в которой, предположительно, находилась церковь. В интерьерах каких-то явных признаков церковного помещения нет. Сейчас на первом этаже находится туалет, справа от туалета сохранилась старая дверь. На всех этажах сохранилось плиточное покрытие полов под мозаику. На втором этаже размещается буфет. На третьем – архив и еще какой-то кабинет. На четвертом – двери под замками. На аудитории не похожи. В общем надо идти в архив и уже там искать материалы.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Лестница между 3 и 4 этажами.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
3 этаж.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Старая дверь на первом (цокольном) этаже.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Вид с Куйбышева.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Вид со стадиона "Юность".

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Игорь Б.
Что это - начало строительства первого стадиона спорткомплекса "Юность"? 1920-ые года?

"История нашей школы начинается 19 сентября 1926 года, когда состоялось торжественное открытие второго стадиона в г. Екатеринбург – Стадиона совторгслужащих, на котором располагались: футбольное поле, баскетбольная площадка, беговая дорожка, трибуны для зрителей и кегельбан. В день открытия на стадионе прошли соревнования по велогонкам, легкой атлетике, футбольный и баскетбольный матчи, развлекательные мероприятия для гостей."
Источник

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Или наоборот, строительство этих зданий?

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
1919 г.
ArtOleg
Благодарю за фото. Значит, все верно - храм в этом корпусе горного был. На самом деле неожиданное и интресное решение куполов над храмом и южной частью здания, оно и понятно - модерн.
4еловек
Я так и не понял, читая эту ветку, что привело к пониманию, что храм был...
Игорь Б.
Тоже не понимаю. Крестов нет (на фото 1919 года). У меня такое впечатление, что куполов должно было быть три, но вероятно из-за сложности возведения или ненадёжности конструкции от третьего отказались. И действительно, долго они не простояли.

По поводу вышеприведённой фотографии думаю, что всё-таки это двадцатые года, строительство стадиона. Это видно по кучам свежепривезённой земли для выравнивания площадки и уже рассыпанной земле. Видимо здание 1 уже снесли, а здание 2 либо разбирают, либо перестраивают, например под трибуну.
ArtOleg
Допускаю, что это здание церкви так и не использовалось как культовое место, но проектировалось, год все-таки 1909-1915 гг. Читаем первый пост – свод памятников. Сперва у меня были сомнения на счет достоверности этой информации – особых признаков церкви там нет, кроме как характерного пристроя обращенного на восток, да и внутри здание подверглось серьезной перепланировке, и как видим надстроили четвертый этаж. В общем, проанализировав имеющийся, хотя и скудный материал, я допускаю, что при заведениях такого уровня как гимназия, домовая церковь предусматривалась. Вспомним здания других гимназий: на Ленина, девятка, гимназия на Вознесенском проспекте или горное училище на плотинке. Другой вопрос была ли действующей эта церковь, может смутные времена каким-то образом помешали открытию этого храма, вот это уже следующий вопрос, т.к. информации пока больше нет никакой.
ArtOleg
Цитата(ArtOleg @ 24.10.2013, 18:00) *

Епархиальное жен. уч-ще с домовой ц. во имя вмц. Екатерины в Екатеринбурге. Ок. 1916 г. Фотография. 1916 г.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник


Вид покрупнее

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

ArtOleg
Цитата(aragont @ 27.1.2013, 13:09) *

Проект здания Горного института 1916 год.
Некоторые подробности в живом журнале

Горный институт в районе нынешних улиц Мира и Гагарина. Фрагмент карты 1924 г.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла

В соответствии с книгой "Екатеринбург. История города в архитектуре" (Сократ 2008) проект здания был разработан на конкурсной основе в 1912-1916 годах петербургскими архитекторами братьями А. и Е. Бернардацци, строительство началось в 1916 году, а после революции было заброшено.
Иллюстрация из книги.
Нажмите для просмотра прикрепленного файла


Фотокопия с рисунка 1926-1927 годов, изображающего так и не построенный Горный во всей красе.
Изображение
ArtOleg
Недостроенное здание Горного института.
В начале XX века была построена только кирпичная коробка. В советское время здание было разобрано.
Здание располагалось в районе нынешней площади Кирова (УПИ)

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Ностальгия по Свердловску - 33

Недостроенное здание Урал-горного института. Фото 1930-х гг.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

ссылка

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Фотокоррекция ArtOleg
ArtOleg
Закон об учреждении горного института в городе Екатеринбурге.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник

ArtOleg
История строительства первого здания Горного института

Из книги: Екатеринбург. История города в архитектуре. Издательство "Сократ", 2008 г. стр. 221-223

Цитата
Проспект Ленина эффектно завершается комплексом зданий нынешнего УГТУ-УПИ (Уральского технического университета – в прошлом Политехнического института). Это не только важнейший в городе градообразую¬щий узел, но и часть истории становления высшего образования на Урале.
Дефицит инженерно-технических кадров высшей квалификации имел место еще до революции.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Проект Горного института. 1916 год. Братья А. и Е. Бернардацци.

В 1912 году в Екатеринбурге при содействии УОЛЕ открывается Горный институт. Был объявлен Всероссийский конкурс на проект его здания. И лучшей была признана работа петербургских архитекторов-художников братьев А. и Е. Бернардацци, осуществление которой началось в 1916 году.
Комплекс зданий, главным из которых был учебно-административный корпус, поставленный по оси главного проспекта и окруженный жилыми и хозяйственными и постройками, был выполнен в стиле эклектики с использованием в композициях фасадов рисунков разных исторических стилей.
Главный корпус – крупномасштабное здание с подковообразным планом – был задуман с обращением к мотивам древнерусской архитектуры. Его фасад членили башни наподобие крепостных, они же разделяли внутреннее пространство здания в соответствии с размещением факультетов и преподаваемых дисциплин.
Участок для строительства комплекса был выбран в излюбленном месте гуляний горожан — Зеленой роще, на расстоянии четырех километров от Екатеринбурга. Между лесным массивом Зеленой рощи и восточной окраиной был выгон для скота, южную часть которого занимало болото.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Проект Горного института. Главный фасад. Пермская башня.

Комплекс строился по примеру университетских городков Европы. После революции строительство в Зеленой роще было заброшено. Вспомнили о нем в 1925 году, когда встал вопрос о строительстве здания УПИ, год назад ставшего самостоятельным.
В 1927 году комиссия СНК РСФСР пришла к выводу о невозможности выполнения учебного плана в условиях, когда институт разместил свои корпуса в разных частях города, и последовало специальное постановление правительства о возведении нового здания УПИ в районе заброшенного строительства Горного института.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Проект Горного института. Фасад дома ректора.

Был объявлен Всесоюзный конкурс на разработку проекта. Из 17 проектов, поступивших на конкурс, семь были премированы и выставлены в Свердловске для обсуждения. Для дальнейшего использования были выбраны конкретные разработки победителей конкурса: идея размещения корпусов, проекты главного корпуса, механических мастерских и химического павильона принадлежали получившему первую премию московскому архитектору С. Чернышеву; здания горного и металлургического факультетов были отобраны из проекта, занявшего шестое место; студенческий клуб – из последней премированной работы.
В 1929 году постановлением Урал облисполкома К.Т. Бабыкину, А. В. Горшкову и А,В. Кацу было поручено на основе Чернышевской идеи составить окончательный генплан и определить объем строительства, а также образовать управление по возведению Втузгородка. Название это позднее распространится на обширный район города от улицы С. Ковалевской до улицы Восточной.
Возведение основных корпусов УПИ планировалось к 15-летию Октябрьской революции, так что в силу жестких сроков и больших объемов работ потребовало значительного количества рабочих и инженерно-технического персонала. Впрочем, последних традиционно не хватало: так, в 1930 году вместо необходимых 16 инженеров было только 5, из 32 техников - 5, из 80 десятников — 5. Испытывала стройка и дефицит строительных материалов и механизмов.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Строительство главного корпуса УПИ
(данное фото не из книги)

Строительство комплекса учебных зданий растянулось с 1929 по 1956 год и было отмечено характерным изменением стилистической направленности в советской архитектуре этого периода. Главный корпус УПИ, эффектно поставленный на холме в перспективе проспекта Ленина и строившийся с 1929 по 1939 год, первоначально планировался в стиле конструктивизма, но в процессе строительства обрел декоративные ордерные композиции.
ArtOleg
Петр Петрович фон ВЕЙМАРН
1879—1935

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Петр Петрович фон Веймарн — потомственный дворянин из древнего рода викингов. Его отец был капитаном конно-гренадерского полка. По семейной традиции Петр Петрович окончил Александровский кадетский корпус, а затем Петербургский горный институт. В 1908 г. здесь же защитил диссертацию. Спустя три года удостоился звания профессора.
В Петербургском горном институте П. П. фон Веймарн стал известным ученым, открывшим новое направление в науке — коллоидную химию, и получил
за свою научную и преподавательскую деятельность ряд престижных премий от различных русских научных обществ.
В возрасте 36 лет судьба П. П. фон Веймарна повернулась в сторону Урала. Екатеринбургский городской голова А. Е. Обухов лично приезжал в столицу просить Петра Петровича взять на себя труд поднять на Урале горный институт.
Осенью 1915 г. П. П. фон Веймарн переехал в Екатеринбург, где стал председателем строительной комиссии Уральского горного института и его первым ректором. Спустя четыре года ученый уже сожалел о потерянных для науки годах и признался, что «задача оказалась столь тяжелой, ...надорвались мои силы, причем выполнить ее в целом так и не удалось». Еще до своего приезда на Урал П. П. фон Веймарн нашел талантливых архитекторов — братьев Бернардацци, которые всего за два месяца разработали удачный проект здания горного института. 17 июля 1916 г. был заложен первый камень в его фундамент, но спустя два с половиной года стройку забросили. Тем не менее 11 ноября 1917 г. Екатеринбургская городская дума на одном из последних заседаний присвоила П. П. фон Веймарну звание почетного гражданина города. В обосновании было сказано: «Благодаря ему, его стараниям и настойчивости нам были отпущены средства на постройку института».
Мечта ректора о здании института осталась мечтой, но тянуть с открытием вуза, пусть даже и вне своих стен, дольше было нельзя. В 1917 г. занятия начались в арендованных помещениях. Между тем страна вступила в эпоху революционной междоусобицы. К маю 1919 г. стало ясно, что адмиралу Колчаку не защитить Екатеринбург от наступления красных, и ректор принял решение эвакуировать институт на восток. В ночь с 12 на 13 июля удалось погрузить в эшелон часть небогатого институтского имущества (библиотека с девятью тысячами книг осталась в Екатеринбурге) и посадить в вагон пять преподавательских семей.
Почти два месяца П. П. фон Веймарн с женой, сотрудниками и грузом добирался до Владивостока. Позднее в этот далекий российский город приехала еще одна группа из 15 преподавателей и 17 студентов. 20 сентября начались занятия, теперь уже в стенах Владивостокского политехникума.
Год спустя Петр Петрович вновь стал ректором, на сей раз Владивостокского политехнического института. Но советская власть настигла его и тут.
П. П. фон Веймарн снова бежал. На этот раз в Японию. До 1931 г. работал в Осаке в Императорском индустриальном институте, вел исследования в области коллоидной химии, опубликовал несколько десятков работ. Затем перешел в частную лабораторию в городе Кобе.
Умер П. П. фон Веймарн 2 июня 1935 г. в Шанхае.

Ю. В. Федотова

источник
ArtOleg
Цитата(Molega @ 10.8.2012, 19:45) *

Крутой перелом

История горного университета.

Весной 1919 г. началось наступление Красной Армии по всему Восточному фронту. К маю стало ясно, что Екатеринбург колчаковцам не удержать. Встал вопрос о судьбе института. 8 июля Совет обсуждал возможность эвакуации УГИ. Для уточнения деталей этого мероприятия Веймарн уехал в Омск, оставив и и.д. ректора К. К. Матвеева. Константин Константинович был противником эвакуации, препятствовал ей, ссылаясь на отсутствие официального распоряжения властей , нехватку вагонов и прочее. Но Совет, большинством членов, взял на себя ответственность "за все решения и меры, связанные с эвакуацией. Началась упаковка материальных ценностей, остающимся в Екатеринбурге студентам канцелярия выдавала академические справки.
Эвакуация была назначена на 12 июля. Предполагалось вывести институтское имущество в 8 вагонах со станции Екатеринбург III по Северо-Восточной железной дороге до Тавды. В Тавде начальник дороги обещал предоставить заранее зафрахтованный пароход, на котором планировалось следовать дальше по Тоболу до Иртыша, а затем вверх по Иртышу до Омска. Погрузку намечали начать в 3 часа дня и закончить в 10 вечера. Но стремительное наступление красных частей спутало все эвакуационные планы. Накануне, 11 июля, К. К. Матвеев отдал распоряжение о подготовке 30 подвод для перевозки на станцию оборудования, канцелярии и багажа семей преподавателей. Но утром 12 выяснилось, что в городе свободных подвод нет, все реквизированы военными. С большими трудностями в ночь с субботы 12 на воскресенье 13 июля все же удалось погрузить в эшелон часть небогатого институтского имущества (вся библиотека, например, осталась в Екатеринбурге) и посадить в вагон пять преподавательских семей: С. Н. Петрова Н. Е. Скаредова, К. Д. Луговкина, М. А. Павлова и Е. П. Сысоевой В Омске к ним присоединился П. П. Веймарн с женой Надеждой Нико лаевной.
Как они ехали через всю страну, охваченную войной, известно одному богу. Почти два месяца добирались до Владивостока, где не заканчивались для них мытарства и лишения, не было земли обетованной i теплого крова, наоборот, ждали новые испытания. Трудно сказать, как бы сложилась судьба института и беженцев, если бы ректором был не Веймарн, а другой человек. Петр Петрович был нравственной и физической опорой своим коллегам. Единожды добровольно взвалив на себя пастырский крест, он мужественно и терпеливо нес его через жизненные невзгоды.
В чем черпал он силы, что служило ему самому опорой? Ведь он был пусть и гениальный, но тоже человек. Ответ на эти вопросы Веймар дал в своей речи, с которой выступил 5 ноября 1918 г. перед студентами: он хотел, чтобы его родина была культурной и свободной и боролся за это всеми доступными ему средствами, не декларируя любовь к Отечеству, а утверждая ее делом.
Из Владивостока Веймарн отправил в Омск в Министерство торгов ли и промышленности горькую телеграмму: "Докладываю: институт прибыл четвертого сентября. Переехать из теплушек не можем вследствие отсутствия средств для политехникума на ремонт отведенных институту помещений. Положение личного состава тяжелое, много больных. Убедительно прошу ускорить перевод политехникуму миллион на ремонт казарм. Ректор Веймарн".
Две недели пришлось коллективу института жить на колесах. Затем эвакуированным временно выделили три комнаты в помещении Владивостокского коммерческого училища, а семьям эвакуированных преподавателей предоставили зал одной из гимназии города. Перспектив, на улучшение были никудышные. Веймарн вынужден был обивать пороги и толкаться в двери различных инстанций. Обратился за помощью к председателю квартирной комиссии Владивостока, просил отвеет Горному хоть какие-то помещения, но получил отказ. Отправил письма с аналогичной просьбой ректору Владивостокского политехникум В. М. Мендрину. Наконец, пусть маленький, но успех. Мендрин да согласие и в декабре 1919 г. горный институт переехал в постоянно помещение на Светлановскую улицу, 139.
К концу года до Владивостока различными путями добрались 15пр( подавателей УГИ. К тем, кто выехал из Екатеринбурга в июле, добавились Н. И. Морозов, А. М. Янек, Е. И. Любарский, М. К. Елиашеви1 В. Ф. Овсянников, М. О. Клер, А. О. Рейн, Л. И. Морозова, В. К. Малинин.
Студентов эвакуировалось 17 человек,
Преодолев немалые трудности, коллектив института 20 сентября начал занятия в стенах политехникума полностью по всем предметам на первых двух курсах горного и механического факультетов и частично на инженерно-строительном. Между тем финансовое положение института оставалось очень напряженным. Приведем содержание одного из многих драматических писем, которые ректор посылал в Омск: "Я,- писал он,- должен обратить самое серьезное внимание, что... без увеличения ассигнований на научно-учебные расходы совершенно невозможно поставить сколь-нибудь сносно жизнь Высшей технической школы. Мой долг указать самым настойчивым образом, что если правительство не увеличит бюджет Высшей Школе, то вместо Высшей Школы получит лишь суррогат ее".
Великую нужду терпели преподаватели: нехватка продовольствия и огромные очереди в магазинах вынуждали прибегать к просьбам в экономическое общество с мольбами хоть чем-нибудь помочь. Иногда удавалось получить рис, сахар, сыр, обувь, уголь.
Еще сильнее бедствовали студенты. Об этом, например, красноречиво говорит удостоверение, выданное Веймарном "студентам-беженцам из Екатеринбурга - Н. С. Смирнову, С. М. Гедвойн и Б. И. Гед-войн в том, что они в данное время нуждаются в одежде, так как материально обеспечены плохо".
При всем том уральцы не были морально сломлены, не собирались отсиживаться по своим углам, пережидая лихое время. Было предложено укомплектование института недостающим оборудованием, делались попытки приобрести его даже за границей, в Японии и Америке. В. Ф. Овсянников начал собирать коллекцию древесных и кустарниковых пород, произрастающих в Приамурском крае, для лесотехнического кабинета. В марте 1920 г. приступили к выпуску первого тома "Известий Уральского Горного Института". Преподаватели УГИ участвовали в работе съезда по учреждению Дальневосточного отделения исследования Сибири. Возобновила деятельность Строительная комиссия, с подрядчиком Я. Я. Эспозито заключили новый договор на постройку здания института, в нем, в частности, оговаривалось, что строительные работы начнутся, как только Екатеринбург будет освобожден от большевиков.
Сохраняя относительную самостоятельность, уральцы активно влияли на научно-педагогическую жизнь приютившего, их политехникума. Так, Веймарн был избран Советом политехникума проректором и и.о. декана горного факультета, Петров - деканом механического и и. д. декана инженерно-строительного факультета, Янек стал секретарем горного (после отъезда Янека в Латвию секретарем вместо него избрали Луговкина), Рейн - механического, а Малинин - экономического факультета.
Целесообразность существования в одних стенах двух, по существу, родственных учебный заведений - Горного и Политехникума - вызвала сомнения. 7 мая 1920 г. политехникум из частного преобразовали в государственный, и Уральский горный целиком вошел в состав нового вуза. Подчинялся этот объединенный вуз областному отделу народного образования, его ректором стал П. П. Веймарн, а проректором - В. Ф. Овсянников.
Встав во главе нового института, Петр Петрович, естественно, стал его строить в соответствии со своими, уже апробированными научно-педагогическими принципами. Так, основной документ, регламентирующий внутреннюю жизнь вуза,-устав, был почти тождественен уставу УГИ. Он был утвержден Правительством и "распубликован" 22 апреля в № 18 "Вестника Временного Правительства". Временная комиссия по делам средней и высшей школы внесла в устав незначительное, с нашей точки зрения, изменение. Были восстановлены "члены Совета по назначению от Правительства". Мы привыкли к тому, что в дела высших учебных заведений вмешиваются все кому не лень (иного просто и не может быть в идеологизированном обществе). Веймарн же такое "нововведение" прошлого столетия резко критиковал, видя в нем нарушение одного из основных элементов автономии вуза, указывал на пагубное влияние "введения в однородный коллегиальный организм Высшей Школы чужеродных элементов" и с сарказмом писал, что это "чисто провинциальный" эксперимент.
Со своими педагогическими новациями Веймарн, как ректор Владивостокского политехнического, выступал летом 1920 г. в Омске на съезде по народному образованию.
Рассказ о первом периоде деятельности УГИ подходит к концу. Та часть вуза, которая была эвакуирована, прекратила свое самостоятельное существование, но не бесследно и не бесславно - она стала фундаментом нового института. О том, как оставшиеся в Екатеринбурге преподаватели возрождали из "пепла" Горный, будет поведано в следующей части.
О судьбе преподавателей УГИ, уехавших во Владивосток, пока почти ничего неизвестно. "Почти" относится к М. О. Клеру и П, П. Веймарну. Модест Онисимович в 1921 г. вернулся в Екатеринбург, и вся его дальнейшая жизнь до самой смерти была связана с Горным.
Веймарн в конце 1922 г. (Советская власть во Владивостоке была установлена 25 октября 1922 г.) эмигрировал в Японию. Сведения о зарубежном периоде его жизни крайне скудны. Они почерпнуты из престижного биографического справочника, изданного в Берлине в 1940 г.: до 1931 г. Петр Петрович работал в г. Осаке в Императорском индустриальном институте, провел там ряд интереснейших исследований по различным проблемам коллоидной химии совместно с японскими учеными и опубликовал несколько десятков работ; в 1931 г. перешел в частную лабораторию в г. Кобе. Затем переехал в Китай и там в Шанхае умер 2 июня 1935 г., не дожив немного до 56 лет.
Что заставило Веймарна покинуть родину, для которой он так много сделал, так много хотел сделать, так болел за ее настоящее и особенно будущее? Достоверно сказать нельзя, пока нет никаких свидетельств и документов. А предположения и гипотезы вряд ли стоит высказывать. Эмигрантство на долгие годы обрекло его имя на забвение, как и имена многих достойных русских людей. Время постепенно возвращает нам Веймарна-человека, гражданина, ученого. "Доброе имя есть принадлежность каждого честного человека,- писал Александр Васильевич Суворов,- но я заключил доброе имя в славе моего Отечества, и все успехи относил к его благоденствию. Никогда самолюбие, частот производимое мгновенным порывом, не управляло моими деяниями. Я забывал о себе там, где надлежало мыслить о пользе общества". В этих словах весь Петр Петрович Веймарн.


http://www.ursmu.ru/ob-universitete/istori...oj-perelom.html

ArtOleg
Наложение карт 1920 и 1947 гг.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Судя по наложению карт, дореволюционное здание Горного института располагалось в районе нынешней площади Кирова ближе к улице Мира.
И если брать в расчет размер схематического изображения Горного на карте 20 года, и его соотношении со зданием УПИ на карте 47-го, можно представить весь масштаб запланированной стройки тех лет. По этажности, скорей всего, здание Горного уступало УПИ, это видно по немногочисленным эскизам и фотографиям недостроенных корпусов, но по площади, нарисованной на карте, Горный не уступал своему "младшему собрату".
ArtOleg
Цитата
Нахаловка — город втузов

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Как строился крупнейший в мире учебный комплекс

В 1920 году Владимир Маяковский воспел стройки Свердловска. Город обрастал гладкостенными конструктивистскими фасадами домов промышленности, печати, обороны, связи, снабсбыта, превращавших город в «социалистический гигант».

С простора От снега светлого Встает Новорожденный Город Свердлова. Полунебоскребы Лесами поднял, Чтоб в электричестве Мыть вечера. А рядом — Гриб, Дыра, Преисподняя, Как будто У города нету «сегодня», а только — «завтра» и «вчера»…

А в это время за улицей Восточной текла тихая, спокойная жизнь. Поутру, захватив лукошки, окрест­ные жители, перебравшись через железную дорогу, собирали грибы и ягоды. Особенно хороша на многочисленных болотах была брусника… Грандиозное здание Горного института по проекту архитектора Бернардацци начали строить еще в 1916 году в районе нынешней улицы Гагарина (до революции это место называли Зеленой рощей). Однако удачно начатая постройка попала в водоворот революционных событий. В помещениях разместились маршевые роты солдат, а затем Академия генштаба. После Гражданской войны вокруг недостроенного здания стали появляться частные домики с садами и огородами. Частники застраивали район самовольно, нахально. Отсюда и название поселка — Нахаловка. В это же время в городе был создан Уральский госуниверситет, (политехнический институт входил тогда в его состав). В 1929 году по решению Наркома просвещения для него выделено место, ныне именуемое Втузгородком. Началось строительство уникальнейшего комплекса, включающего образовательные здания, студенческие общежития и профессорские корпуса. Первоначально здания возводились в популярном в те годы стиле конструктивизма. Стройка совпала с постановлением Центрального исполнительного комитета о делении Уральского политеха на отраслевые вузы. Так, с 1933 года здание, в котором размещается ныне стройфак, заняла Урало-Казахстанская промышленная академия, появились физико-технический институт и институт черных металлов. Но главное здание постигла неудача. В 1932 году соединительная часть корпуса сгорела и на пять лет была законсервирована, забита досками. Вообще в 30-е годы комплекс Втузгородка имел жалкий вид. Студенты и преподаватели иначе как «трущоба и окраина» этот район не называли. Ни одно здание к 1938 году не было полностью сдано в эксплуатацию. Большинство корпусов не имело штукатурки, многие дома строили где попало. В городке не было ни одного тротуара, лишь небольшое количество деревянных настилов. Многие здания не имели не только элементарных удобств — не хватало даже лестниц. Люди поднимались в квартиры по трапам. Положение начало меняться с 1937 года, когда ректором УПИ стал Аркадий Семенович Качко, энтузиаст строительства Втузгородка. В московских архитектурных мастерских зодчим Вольфензоном при содействии местных старейших мастеров архитектуры Уткина и Бабыкина создан проект реконструкции и достройки главного корпуса института. Величественный портик, грандиозные по отделке вестибюль, фойе, читальный, чертежный и актовый залы привлекли внимание всей страны. Немного позже поэтесса Мариэтта Шагинян напишет, что главное здание УПИ больше похоже на музей Изящных искусств, чем на технический вуз. У главного здания по модели скульптора Томского установили памятник С. М. Кирову, внутри корпуса появилась скульптура наркома С. Орджоникидзе, везде расставили гипсовых студенток: шахтеров, рабочих и, конечно, вождей революции. В Великую Отечественную войну комплекс УПИ принял эвакуированные предприятия. В зданиях разместились госпитали. Студентам и преподавателям приходилось ютиться в оставшихся небольших помещениях. Серьезные же изменения в районе произошли после войны. По проекту архитектора П. Лантратова немецкие военнопленные построили баню, что на улице Первомайской. Сие монументальное сооружение никак не отражает утилитарных особенностей заведения. К слову, там постоянно отключали горячую воду, катастрофически не хватало шаек и воровали… трусы. После того, как страна оправилась от войны, во Втузгородке началось массовое строительство жилых зданий. «Генеральский городок» 1960-х годов превратил это место в один из лучших районов города. Заключительным аккордом в формировании облика района стало распланирование в 1960-х годах площади перед главным корпусом УПИ по проекту Гуго Шауфлера. А сейчас ведутся разговоры о том, чтобы с восточной стороны Втузгородка построить огромный студенческий район — комплекс Уральского федерального университета.

Сергей СКРОБОВ

источник

ArtOleg
О братьях архитекторах Александре Александровиче и Евгении Александровиче Бернардацци и их роде.

Цитата
Древний род Бернардацци итальянского происхождения своими корнями связан с селением Памбио в окрестностях Лугано(Луганского округа) швейцарского кантона Тичино. Генеалогическое древо от XVI века до конца ХХ века, составленное историографом рода Флавио Бернардацци, насчитывает 47 мужских представителей этого семейства, и профессией многих из них является строительство и архитектура.

Источник

Цитата
Бернардацци — древний род, с XVIII по XX век он дал Петербургу и России несколько поколений архитекторов, художников, мастеров прикладного искусства, специалистов по камню, декоративной отделке интерьеров.

В кавказской линии рода Бернардацци горят яркие звезды таланта архитектора Александра Осипович (Иосифович) Бернардацци, принявшего гражданство России и двух его сыновей: Александра и Евгения (дети от разных браков). Получив архитектурное образование, сын пятигорского Бернардацци будет назначен в Кишинёв и займет в этом городе такое же положение, как его отец в Пятигорске.

Александр Осипович (Иосифович) Бернардацци станет самым известным архитектором юго-западных областей России конца XIX века.

Внук же Джузеппе Бернардацци — Александр Александрович — был архитектором в Одессе, много работал в Петербурге, занимался преподавательской деятельностью. Летом 1917 года уехал в Пермь, затем в Екатеринбург. В планах его было создание зданий для университета и Горного института. В годы политической неразберихи эмигрировал в Харбин, где и умер в 1925 г.

Младший сын Евгений Александрович, получил архитектурное образование за границей, некоторое время работал в Петербурге, но после октябрьской революции отправился в Кишинев. Свои таланты он проявил как городской архитектор, занимая эту должность до 1931 года. В 1931 году его не стало. По сведениям, известным на сегодняшний день, на этих лицах российская линия рода Бернардацци оборвалась.

Можно сказать: от Петербурга до Одессы и от Кишинева до Харбина архитекторы осуществили более 300 проектов, до наших дней, к сожалению, сохранилась треть из них.

источник


Цитата
Александр-Иосиф также участвовал в различных архитектурных конкурсах, много преподавал. Летом 1911 он поступил на государственную службу архитектором в департамент Народного просвещения, участвовал в работе Строительного Комитета этого министерства, в проектировании и ремонте петербургских учебных заведений. С 1912 по 1916 по его проекту и под его наблюдением было построено здание Мужской Гимназии имени Цесаревича Алексея на северном берегу Фонтанки у Чернышева моста; здание сохранилось до наших дней. С 1914 он был также архитектором Больницы Всех Скорбящих. Летом 1917 Александр уехал на Урал для сооружения университета в Перми и Горного института в Екатеринбурге, откуда затем эмигрировал в Харбин (Китай), где и скончался от болезни 14 июня 1925.
Евгений - младший сын зодчего Александра-Карла Бернардацци от второго брака родился 10 августа 1883 в Одессе. В 1902 он стал учиться в столичном Институте Гражданских Инженеров, а весной 1906 продолжил свое образование в Германии, в Дармштатском Политехникуме, который закончил в 1908 с дипломом инженера-строителя. С 1911 Евгений работал в Петербурге как свободный архитектор, переняв частную практику у брата Александра-Иосифа, ушедшего на государственную службу; он участвует во многих архитектурных конкурсах, проявляя особый интерес к сооружению памятников в России. Среди его известных ныне работ в Петербурге - ремонт домов на Малой Посадской, принадлежащих Шарлю де-Риц-а-Порта, председателю Швейцарского благотворительного Общества, а также перестройка и надстройка особняка купца М.А.Гинзбурга на 11-й линии Васильевского острова; указанные здания сохранились. С весны 1913 до 1916 он был помощником зодчего С.С.Корвин-Круковского на строительстве здания Главного Казначейства на южном берегу Фонтанки у Чернышева моста. В смутное время после 1917 года Евгений уехал в Кишинев, где работал городским архитектором до самой смерти 7 апреля 1931 и был похоронен рядом с отцом. По имеющимся сведениям, братья Александр-Иосиф и Евгений не имели детей и поэтому, российская ветвь рода Бернардацци на них пресеклась.

Источник

Цитата

Александр Александрович Бернардацци


13 апреля 2013 г.

Александр Александрович Бернардацци или «А. Бернардацци-младший» (Cтарший. Прим. ArtOleg) (2 мая 1871 – после 1921) – русский архитектор, автор построек в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Перми и Харбине.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
"Дом-сказка" в Санкт-Петербурге.

Родился в семье известного одесского архитектора А. О. Бернардацци. В семье было пятеро детей (? по другим источникам двое сыновей Александр и Евгений. Прим. ArtOleg), Александр был вторым. Обучался в Высшем художественном училище при Императорской академии художеств и «за отличные познания в искусстве и науках» удостоен в 1903 году звания художника-архитектора. Некоторое время работает как «вольный художник» – по его проекту строится несколько доходных домов, в том числе – в 1910 году – знаменитый «Дом-сказка». В 1911 году принят на должность архитектора департамента народного просвещения. В 1915–1917 по проекту А. А. Бернардацци строится здание «6-й Санкт-Петербургской гимназии имени наследника цесаревича и великого князя Алексея Николаевича».

Преподаёт на Высших женских архитектурных курсах Е. Ф. Багаевой, Женских политехнических курсов. Член «Общества Интимного театра», один из создателей литературно-артистического кабаре «Бродячая собака».

В 1916–1917 г. принимал участие в строительстве Пермского университета, а также (совместно с братом Е. А. Бернардации) стал автором проекта здания Горного института в Екатеринбурге. В связи с необходимостью присутствовать на этих стройках, 1 июля (18 июня) 1917 отбыл в длительную командировку и в Петроград уже не вернулся.

Известно, что в 1921 г. А. А. Бернардацци работал в Харбине, дальнейшая его судьба неизвестна. (Умер в Харбине в 1925 г. Прим. ArtOleg)

Источник

Здания архитектора А. А. Бернардацци в Санкт-Петербурге
Источник
ArtOleg
Интересная статья. Публикую полностью.

Цитата
Истории вузовских зданий: УГТУ-УПИ
05.10.2009

Сегодня трудно себе представить, что в конце 20-х годов прошлого века на месте УПИ стоял лес и эта восточная окраина Свердловска была излюбленным местом отдыха горожан... Но вот уже семьдесят лет величественный комплекс зданий Уральского политехнического института, который писательница Мариэтта Шагинян сравнивала с музеем изящных искусств, эффектно завершает проспект Ленина. О том, как строилась кузница технических кадров на Урале, читайте в нашей статье.

Становление вуза

Датой рождения Уральского политеха можно считать и 1920-й, и 1925-й год. Изначально технический институт наряду с горным, сельскохозяйственным, медицинским и другими входил в состав Уральского государственного университета, образованного в 1920 году. Однако в связи с бурным развитием металлургии на Урале и острой нехваткой квалифицированных кадров в 1925-м он «отпочковался» и стал самостоятельным вузом – Уральским политехническим институтом. Своего здания у нового вуза не было, и студенты занимались где придется. Вот что писал, вспоминая те годы, преподаватель химико-технологического факультета УПИ Б. Г. Перетц: «…Тогда не было здания, на котором можно было бы повесить вывеску, ибо институт размещался в магазинах, квартирах, складах, сараях и других надворных постройках в разных частях города. Например, в бывшем табачном магазине купца Полякова, рядом – в конфетном магазине, в сарае городского училища на Механической улице (теперь ул. Горького), в комнате при Уральской золотосплавочной лаборатории (на углу ул. Первомайской), в квартире бывшего ее заведующего, действительного статского советника Д. А. Писарева. Для размещения преподавателей и студентов мы смогли отвоевать несколько купеческих особняков в разных частях города. Но их не хватало. Там не жили, а ютились».

Как крайне слабую оценивал материальную базу нового института и тогдашний первый секретарь Уралобкома И. Д. Кабаков: «УПИ разбросан в десяти домах, и каждый факультет ютится в лачуге. Нет обстановки, нет учебного оборудования, нужда лезет из всех щелей».

В 1927 году комиссия СНК РСФСР пришла к заключению о невозможности выполнения учебного плана в условиях, когда корпуса института «раскиданы» по всему городу. Последовало специальное постановление правительства о возведении здания для УПИ. Первоначально для этой цели предполагалось использовать недостроенный корпус Горного института. История этого здания такова.
В 1912 году в Екатеринбурге при содействии Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ) открылся Горный институт. Вскоре был объявлен всероссийский конкурс на проект здания для этого учебного заведения. Победителями конкурса стали петербургские архитекторы-художники братья А. и Е. Бернардацци. Комплекс предполагалось построить по образцу европейских университетских городков. Участок для строительства был выбран на восточной окраине города, к возведению главного здания – учебно-административного корпуса – приступили в 1916 году. Однако после Октябрьской революции стройка была заброшена…

Когда встал вопрос о возведении здания для УПИ, Облисполком создал специальную комиссию, которой было поручено заняться всем спектром работ, касающихся достройки здания, предназначавшегося для Горного института. Однако в силу разных причин решение этого вопроса затянулось на много лет. Особенно длительные споры по поводу использования недостроенного корпуса возникли, когда в 1929 году Народный комиссариат просвещения объявил всесоюзный конкурс на составление проекта зданий для Уральского политехнического института. Подробные задания конкурса предусматривали проектирование шести корпусов общей площадью в 44230 кв.м, рекомендовалось также использовать недостроенное здание Горного института. Лучший проект поступил из Парижа, но стоимость строительства по нему была на 15–20% выше, чем по отечественным проектам, и по этой причине ему была присуждена лишь вторая премия.
А первого места был удостоен проект московского архитектора С. Е. Чернышева. Надо заметить, что ни один проект, в котором выполнялось требование «задействовать недостроенное здание Горного института», не был премирован…


Как зарождался Втузгородок

Из-за предельной занятости С. Е. Чернышева рабочее проектирование комплекса зданий для Уральского политеха было поручено мастерской № 2 Московского архитектурного института, возглавляемой Г. Я. Вольфензоном. В 1929 году постановлением Уралоблисполкома местным архитекторам К. Т. Бабыкину, А. В. Горшкову, А. П. Уткину и А. В. Кацу было поручено составить окончательный генплан и определить объем строительства, а также образовать управление по возведению Втузгородка*. Ведь, по сути, строились не только учебные корпуса, а целый микрорайон – с жилыми домами для преподавателей, общежитиями для студентов, детскими садами, школами, то есть со всем тем, что сегодня мы называем инфраструктурой. Впоследствии название Втузгородок распространилось на обширный район города от улицы Софьи Ковалевской до улицы Восточной.

Возведение основных корпусов УПИ планировалось завершить к 15-летию Октябрьской революции. Однако уложиться в этот срок не удалось: сказывалась нехватка рабочих и инженерно-технического персонала, ощущался дефицит строительных материалов и механизмов.

Главный корпус УПИ возводился с 1929-го по 1939-й год. Первоначально его планировалось построить в стиле популярного в те годы конструктивизма, но в процессе строительства здание обрело декоративные ордерные композиции. В центре его протяженного фасада был воздвигнут мощный восьмиколонный портик, а могучая колоннада покоилась на цокольном этаже, облицованном гранитом. Два выступающих крыла главного корпуса образовали перед зданием большой парадный двор.

Оригинальными по разработке пространства были его интерьеры: фойе второго этажа с колоннами (популярное в городе место проведения студенческих балов), чертежный зал пятого этажа с «верхним светом», читальный зал библиотеки с обходной галереей, огражденной балюстрадой.

Строительство же остальных учебных зданий растянулось с 1929-го по 1956-й год, и также было отмечено характерным изменением стилистической направленности в архитектуре.

Строительный факультет строился сначала как казахстанский промышленный институт, потому что в 30-х годах УПИ был разделен на несколько отраслевых институтов. Эксперимент продолжался до 1934 года и был свернут из-за экономической несостоятельности: содержание девяти институтов обходилось очень дорого. В том же 1934-м произошло их объединение, и УПИ стал называться Уральским индустриальным институтом. С таким названием вуз просуществовал до 1948 года, потом его опять переименовали в УПИ. В 1992 году, когда его статус повысился до университета, он стал называться УГТУ, однако, поскольку название УПИ за многие годы стало известным брендом не только в России, но и за рубежом, имя знаменитого вуза сегодня пишется через дефис – УГТУ-УПИ. Впрочем, мы немного отклонились от темы.

А что же недостроенное здание Горного института? Увы, ему не было суждено послужить задачам высшего образования на Урале… При очень хорошем архитектурном исполнении это сооружение имело чрезвычайно слабое планировочное и конструктивное решение. Когда началось строительство главного корпуса УПИ, здание Горного института стало разрушаться, и в конце концов было принято решение его взорвать. Руины еще долго заслоняли центральный корпус Уральского политеха. Вот отрывок из воспоминаний выпускника УПИ Г. В. Захарова: «В 1949–1954 годах я учился в УПИ и жил во Втузгородке, в корпусе № 7, по ул. Малышева. (В 70-х этот корпус сгорел, и на его месте выстроили новый – современный). В то время Свердловск больше походил на «большую деревню». Улица Ленина от моста только начала застраиваться. За мостом, слева, был только автодорожный техникум и его общежитие, дальше пустырь. Участок улицы Гагарина (тогда ул. Кузбасская) от Ленина до Малышева тоже не был застроен. УПИ со стороны ул. Ленина был закрыт развалинами взорванного здания, которые портили вид на главный корпус института. Пока я учился, эти развалины так и не были убраны…». Интересно, что уже давно несуществующее здание и в наши дни еще напоминает о себе. Как рассказывает директор музея УГТУ-УПИ Ирина Александровна Кашина, несколько лет назад при прокладывании теплотрассы были обнаружены части фундамента здания Горного института…

Площадь, образованная корпусами УПИ, получила имя С. М. Кирова. В 1956 году по проекту архитектора Г. В. Шауфлера была произведена ее перепланировка и проведены масштабные работы по благоустройству. В 1950–1960-х годах здесь были установлены памятники студентам и преподавателям УПИ – участникам Великой Отечественной войны, а в 1983 году – новый скульптурный памятник С. М. Кирову.

Основатель уральской архитектурной школы


Говоря о строительстве комплекса зданий для УПИ, нельзя обойти вниманием архитектора Константина Трофимовича Бабыкина, чьи реализованные проекты по сей день формируют архитектурный облик нашего города.

Уроженец Пермской губернии, К. Т. Бабыкин в 1900 году окончил Пермское реальное училище, а затем продолжил обучение на инженерном факультете Киевского политехнического института. В 1907 году он переезжает из Перми в Екатеринбург и поступает на должность сначала помощника, а затем начальника участка службы пути. В 1910–1920-е годы он проектирует несколько зданий для железной дороги: депо, ремонтные мастерские, служебные помещения.

В 1910–1912 годах при его авторском участии ведется строительство нового Екатеринбургского театра (Театра оперы и балета) по проекту В. Н. Семенова. Константин Трофимович внес не только существенные коррективы в рабочие чертежи, но и внедрил в практику строительства здания театра новый материал – железобетон, а модернистский декор на фасаде и в интерьерах он заменил деталями, заимствованными из архитектуры эпохи Ренессанса.

Следующими проектами уральского архитектора были здания картинной галереи, делового клуба (ныне филармонии), Управления дороги, Уральского политехнического института и др. Список его творческих объектов составляет 26 пунктов. Помимо обширной проектировочной деятельности, К. Т. Бабыкин занимался исследовательской и педагогической работой, был одним из активных создателей Свердловской организации Союза архитекторов СССР.

А с Уральским политехническим институтом Константин Трофимович был связан не только как один из авторов проекта. В 1947 году по его инициативе на строительном факультете УПИ была организована кафедра архитектуры. В течение десяти лет, с 1947 по 1957 год, Константин Трофимович Бабыкин возглавлял эту кафедру. «Бабыкин, как преподаватель и как человек, обладал притягательной силой, обаянием, находил подход к каждому, – вспоминает его ученик и коллега В. Г. Десятов, – он был великолепным рассказчиком, толково объяснял суть лекции, учил нас архитектуре не на пальцах, а на конкретных зданиях, которые сам проектировал. Его интеллигентность, глубокое знание архитектуры, большой практический опыт, качество замечательного рассказчика высоко ценились окружающими – люди тянулись к нему, охотно с ним работали…».

Марина Тюлькина

За предоставленные материалы и экскурсию по музею УГТУ-УПИ благодарю директора этого музея Ирину Александровну Кашину

источник
Falshivomonetchick
Цитата(Molega @ 11.5.2012, 13:33) *

Допускаю, что это здание церкви так и не использовалось как культовое место, но проектировалось, год все-таки 1909-1915 гг. Читаем первый пост – свод памятников. Сперва у меня были сомнения на счет достоверности этой информации – особых признаков церкви там нет, кроме как характерного пристроя обращенного на восток, да и внутри здание подверглось серьезной перепланировке, и как видим надстроили четвертый этаж. В общем, проанализировав имеющийся, хотя и скудный материал, я допускаю, что при заведениях такого уровня как гимназия, домовая церковь предусматривалась. Вспомним здания других гимназий: на Ленина, девятка, гимназия на Вознесенском проспекте или горное училище на плотинке. Другой вопрос была ли действующей эта церковь, может смутные времена каким-то образом помешали открытию этого храма, вот это уже следующий вопрос, т.к. информации пока больше нет никакой.

Тоже склоняюсь к версии, что выступающий на восток пристрой всё-таки предназначался для церкви
Наткнулся в интеренете на фотографию учебного заведения в Центральной России, схожего по планировке на Алексеевскую женскую гимназию, там как раз это место занимает церковь
Изображение
(увидев фото, сразу наш горный вспомнился)
ArtOleg
Цитата(Falshivomonetchick @ 6.1.2014, 23:27) *


(увидев фото, сразу наш горный вспомнился)


Кстати, да! На первый взгляд похоже.
ArtOleg
Размер шага — век

2014 год пройдёт под знаком 100-летия учреждения высшего образования в Екатеринбурге

16 июля 1914 года в Екатеринбурге был учреждён первый вуз — Уральский горный институт императора Николая II. 30 декабря 2013-го, аккурат в канун юбилейного года, здесь состоялся торжественный концерт, посвящённый памятному событию.

Как далеко шагнуло высшее образование в Екатеринбурге за истекший век? Как оно изменилось? Да так же, как изменился и сам город — от закрытого центра горного края до уникального промышленно-научного центра с высочайшими темпами роста и развития. Сейчас в столице Урала имеется 18 государственных вузов, в которых в общей сложности обучается более 140 тысяч студентов. Кроме этого, в городе открыто 14 негосударственных вузов, в том числе один муниципальный — Екатеринбургская академия современного искусства.

На сцену актового зала горного университета (пер. Университетский, 7) в праздничном концерте поднимались как знаменитые артисты, так и творческие коллективы учебного заведения. Вечер открыл танцующий духовой оркестр «Урал-бэнд» под управлением заслуженного деятеля искусств Александра ПАВЛОВА. Этот коллектив, исполняющий музыку различных стилей и любой сложности, в этот раз представил новогоднее шоу Дедов Морозов.

Но и сами екатеринбургские студенты не лыком шиты… Так, своё уникальное мастерство гостям вечера продемонстрировал лауреат всероссийского фестиваля студенческого творчества «Фестос», победитель многих музыкальных конкурсов, гармонист-виртуоз Александр КИЧИГИН. В паре с ним русский народный танец исполняла Ольга ОСКОЛКОВА — студентка 2-го курса, эколог. «Зажёг» зрителей и степ под новогоднюю мелодию, исполненный студенческим ансамблем.

Многонациональный состав екатеринбургского студенчества подчеркнул вокальный номер Нурзили ХАЛИКОВОЙ, которая на родном языке спела про Башкортостан. Шоу-группа «Фараоны» радовала не только своими вокальными данными, но и красотой. Танцевальные номера исполнил для гостей ансамбль современной и народной хореографии «Хамелеон». Музыкальное сопровождение выступающим на протяжении всего праздничного вечера обеспечивал знаменитый джазовый оркестр УГГУ «Календарь», который много раз завоёвывал Гран-при различных фестивалей.

Будем считать, что год 100-летия учреждения высшего образования в Екатеринбурге стартовал зажигательно.

Из истории
Первый университет появился в Екатеринбурге позднее — только 19 октября 1920 года, после подписания декрета Совета народных комиссаров. Ныне это Уральский Федеральный Университет им. Бориса Ельцина.

источник
ArtOleg
Фон Веймарн Петр Петрович - первый ректор Горного института

Первый ректор университета, почетный гражданин Екатеринбурга, профессор Петр Петрович фон Веймарн (17.07.1879 – 02.06.1935) руководил деятельностью вуза с 1915 по 1920 год.

Петр Петрович родился в г. Петергофе 17 июля 1879 г. в семье лейб-гвардии конно-гренадерского полка капитана Петра Ивановича Веймарна. Поскольку семья принадлежала к верхнему слою российского дворянства, то юного Веймарна по старой традиции отдали вначале в Александровский кадетский корпус, после окончания которого он поступил в Петербургский горный институт Императрицы Екатерины II по заводскому отделению с правом на чин коллежского секретаря. Восемь лет интенсивнейшей учебы принесли блестящие результаты не только в виде диплома с отличием и звания горного инженера по заводскому отделению, но и признания русской и мировой научной общественности за выдающиеся достижения в коллоидной химии.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Петр Петрович фон Веймарн, 1914 г.

После окончания института Петр Веймарн был избран нештатным ассистентом по кафедре физической химии; после защиты диссертации «О влиянии концентрации реагирующих растворов на вид и строение осадков» (1908) он допущен к чтению лекций, ему присвоена должность адъюнкт-профессора. В 1911 году за работу «К учению о состоянии материи» Петр Веймарн получил звание экстраординарного профессора. В течение 1910-1916 гг. П.П. Веймарн был инспектором по студенческим делам, ординарным профессором, приват-доцентом Петербургского университета. Петр Петрович Веймарн, вероятно, мечтал о расширении научно-педагогической деятельности, но жизнь распорядилась по-другому. Вот как он писал об этом: «Весной 1915 года я получил предложение от Министерства торговли встать во главе вновь созидаемой высшей школы. Данное мною сначала согласие я, однако, после оценки всей трудности возлагаемой на меня задачи взял обратно. Осенью 1915 года то же предложение мне было сделано повторно с двух сторон: представителями городского самоуправления Екатеринбурга и Пермского губернского земства, с одной стороны, и Министерства торговли – с другой. Городской голова г. Екатеринбурга А.Е. Обухов, приехавший ко мне в Петроград по этому вопросу, убедил меня принять предложение, заверив, что моя работа по созданию высшей горной школы на Урале встретит дружную поддержку уральских общественных деятелей, которые войдут в состав Строительной комиссии, которую создадут Екатеринбургское городское самоуправление, Пермское губернское и Екатеринбургское уездное земства. Заверения уважаемого Александра Евлампиевича впоследствии оправдались вполне, но он, как и я, совершенно, конечно, не мог представить тогда всех трудностей, которые создадут делу сооружения института затяжная война и последовавшая революция, осложненная гражданской распрей. Но, так или иначе, я согласился и с 1 сентября 1915 г. был откомандирован в качестве председателя Строительной комиссии и исполняющего обязанности ректора Уральского горного института в Екатеринбург».

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
П.П. фон Веймарн и С.Ф. Злоказов с аспирантами Киотского университета

Но раньше, чем выехать на Урал, П.П. Веймарн, чтобы не потерять строительный сезон будущего года, постарался найти архитекторов, которые смогли бы в короткий срок выполнить детальный проект института. Ими стали два брата – А.А. и Е.А. Бернардацци. Один был архитектором-строителем, другой – архитектором-художником. 7 ноября 1915 г. в зале Екатеринбургской городской думы собралось первое заседание Строительной комиссии, одобрившей и утвердившей эскизный проект Горного института. Проект Бернардацци был безо всякой волокиты утвержден Министерством торговли. Весной 1916 года, как и предполагалось, приступили к работам. Подряд на строительство взял (точнее, его уговорили взять) итальянец, скульптор по профессии Я.Я. Эспозито.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Главный фасад здания Уральского горного института (проект)

Трудно давались институту первые шаги, он нуждался в поддержке, помощи, надежной опоре. Такой поддержкой, считал П.П. Веймарн, лучше всего заручиться у первого лица в государстве, у царя. И для этого совсем не обязательно просить у него каких-то материальных благ. Вполне достаточно, например, если институт будет носить имя монарха. Так и поступили 6 ноября 1916 года. Строительная комиссия обратилась к Николаю II с ходатайством о принятии института под «Его Императорского Величества покровительство и о даровании ему именования «Уральский горный институт императора Николая II». Ответ пришел 5 января следующего 1917 года. Император даровал институту право называться его именем, но воспользоваться монаршей милостью уральцам не удалось.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Закладка здания УГИ, 1916 г

К весне 1917 года стало ясно, что гигантская работа, проведенная Строительной комиссией под руководством Beймарна, достаточна для открытия института, и в августе Временное правительство сочло возможным объявить в него прием.

Несмотря на трудное военное время, желающих учиться в Уральском горном институте оказалось много. В Совет института поступило 610 прошений от выпускников классических и женских гимназий, реальных, коммерческих и технических училищ, кадетских корпусов, духовных семинарий, учительских институтов и различных высших учебных заведений. На первый курс зачислили 306 человек. Часть из них была принята без испытательных экзаменов.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Недостроенное здание Уральского горного института

Академический персонал УГИ отличался от штатов, предусмотренных законом. Он на первых порах состоял из 17 профессоров и исполняющих дела профессоров, 4 доцентов и стольких же приват-доцентов. Это были европейски образованные, культурные и высококвалифицированные специалисты, выпускники Петербургского горного института и различных университетов. Некоторые из них являлись докторами зарубежных университетов – Женевского, Эдинбургского, Геттингенского. 25 августа состоялось первое заседание Совета института. Хотя список профессорско-преподавательского состава был утвержден Временным правительством, Совет вновь провел избрание ректора, профессоров и преподавателей и принял необходимые решения по вопросам ведения преподавания.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
П.П. фон Веймарн в своем кабинете

В УГИ предусматривался четырехлетний курс обучения, на первое время предполагалось открыть 14 кафедр: математики, физики, химии, прикладной геологии, теоретической и прикладной механики, электротехники, металлургии и ряд других.

9 октября 1917 г. в 11 часов утра в верхнем учительном зале Публичной библиотеки имени В.Г. Белинского (теперь здесь детская библиотека имени Ф.М. Решетникова) состоялось заседание Совета и Строительной комиссии Уральского горного института, на котором было торжественно провозглашено открытие первого уральского высшего технического учебного заведения. Душой и мозгом Уральского горного, несомненно, был его ректор. Гениальный ученый, новатор в науке, он заявил себя и как талантливый педагог, автор очень оригинальной системы обучения, основанной на нетривиальных гипотетических посылах.

20 ноября 1918 года в институте торжественно отмечали десятилетие профессорской деятельности Петра Петровича. В адресе, преподнесенном студентами, говорилось: «В качестве ректора института Вы сумели с самых первых дней учебных занятий уничтожить преграду, всегда отделявшую профессоров от студентов, и создать единую семью, руководимую общим желанием – вооружившись знаниями, принести посильную помощь измученной Родине. Внимательным отношением к запросам и нуждам студентов и защитой их интересов Вы заслужили уважение окружающих и нашу любовь».

В первые же месяцы 1917 года был намечен план издательской деятельности. Он включал издание обширных научных трудов монографического характера и оригинальных учебников, написанных членами Совета института. Эти издания объединялись рубрикой «Научные труды Уральского горного института». Из обширного замысла реализовать удалось немногое. Был издан только первый том «Известий», да и то не в Екатеринбурге, а во Владивостоке.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
П.П. фон Веймарн на пороге своего дома в Кобе

В течение 1918 года происходило дальнейшее развитие института, были разработаны учебные планы на семестры, положение о факультетах. Их было создано пять: рудничный, геологоразведочный, механико-металлургический, химико-металлургический и инженерно-лесной. В организации учебной и научной работы им предоставлялись широкие полномочия. Факультеты делились на отделения и группы сообразно характеру специальности, а предметы – на циклы.

Конец первого учебного года ознаменовался сменой власти, четвертой в короткой истории Горного. 25 июля Екатеринбург захватили войска мятежного чехословацкого корпуса под командованием генерала Р. Гайды. 13 августа было образовано областное Уральское правительство, представлявшее собой союз кадетов с меньшевиками и эсерами. Отменялись декреты Советской власти и устанавливались дореволюционные порядки. И хотя «новая» власть была как будто знакомой, но и ей надо было засвидетельствовать свою лояльность.

Смена власти для УГИ была равносильна переходу «из огня да в полымя». Сибирское правительство не способствовало процветанию Горного. Мудрость ректора и многих членов ведомого им Совета заключалась не в том, чтобы побыстрее спрятать голову под крылышко той или иной власти, а в том, чтобы подняться над кипящими страстями и сохранить институт. П.П. Веймарн, как истинный патриот и интеллигент, служил не власти и ее прихотям, а своей великой родине и народу. К этому он призывал и своих коллег, и студентов. Ярчайшее свидетельство тому – речь, с которой он выступил 5 ноября 1918 г. Перед началом второго учебного года.

К маю 1919 года стало ясно: Екатеринбург колчаковцам не удержать. 8 июля Совет института обсуждал возможность эвакуации УГИ. Для уточнения деталей этого мероприятия Веймарн уехал в Омск, оставив и.о. ректора К.К. Матвеева. С Веймарном до Владивостока разными путями добрались 15 преподавателей и 17 студентов.

Что заставило П.П. Веймарна покинуть родину, для которой он так много хотел сделать, так болел за ее настоящее и особенно будущее? Достоверно сказать нельзя, пока нет никаких свидетельств и документов. А предположения и гипотезы вряд ли стоит высказывать. Эмигрантство на долгие годы обрекло его имя на забвение. Время постепенно возвращает нам П.П. Веймарна – человека, гражданина, ученого. Похоронен Петр Петрович в г. Коба (Япония).

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Могила П.П.фон Веймарна в Японии

Ю.А. Поленов,
директор Музея истории (использованы материалы В.В. Филатова

Источник
ArtOleg
Здание Алексеевской второй женской гимназии
Цитата(1723 @ 26.1.2014, 11:28) *

Сейчас это УГГУ (Горный), главный фасад выходит на ул.Куйбышева.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
aragont
С форума e1.ru

"Вот еще одно фото, май 48 г., студенты-энергетики второго курса УПИ (уже) - на обломках недостроеного первого здания."

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Ценность снимка не очень велика, но он даёт представление, как выглядели руины недостроенного здания Горного института, незадолго до полной ликвидации.
ArtOleg
Цитата(aragont @ 2.2.2014, 19:16) *

С форума e1.ru

"Вот еще одно фото, май 48 г., студенты-энергетики второго курса УПИ (уже) - на обломках недостроеного первого здания."

Ценность снимка не очень велика, но он даёт представление, как выглядели руины недостроенного здания Горного института, незадолго до полной ликвидации.


Спасибо! Интересный снимок. Это какой должен быть взрыв, чтоб так разнести здание!..
ArtOleg
Горный

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Это, видимо, часть дворового фасада (нынешнего 1-ого корпуса) к которой впоследствии был надстроен третий этаж.

Учебный корпус на ул. Хохрякова. 1981 г.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Источник
попов
Цитата(aragont @ 2.2.2014, 19:16) *

С форума e1.ru

"Вот еще одно фото, май 48 г., студенты-энергетики второго курса УПИ (уже) - на обломках недостроеного первого здания."

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Ценность снимка не очень велика, но он даёт представление, как выглядели руины недостроенного здания Горного института, незадолго до полной ликвидации.



судя по качеству кладки, не кажется что это стены горного универа, больше похоже на снос времянки, раствор между кирпичами небрежно положен и качество кладки не профессиональное (кирпичи не могли так "плясать" в дореволюционной кладке
ArtOleg
Цитата(попов @ 17.3.2014, 20:48) *

судя по качеству кладки, не кажется что это стены горного универа, больше похоже на снос времянки, раствор между кирпичами небрежно положен и качество кладки не профессиональное (кирпичи не могли так "плясать" в дореволюционной кладке


Интересно подмечено. Но может быть такая кладка была обусловлена сжатыми сроками и тем, что здание планировали делать под штукатурку, ведь архитекторы Бернардацци любили богато декорированные фасады. Да и сам цоколь из бутового камня и кладка свода какие-то старинные.
Relax
Цитата(ArtOleg @ 19.3.2014, 0:52) *

Интересно подмечено. Но может быть такая кладка была обусловлена сжатыми сроками и тем, что здание планировали делать под штукатурку, ведь архитекторы Бернардацци любили богато декорированные фасады. Да и сам цоколь из бутового камня и кладка свода какие-то старинные.

Это бутовая кладка не требующая никакой эстетики.
Balamut
Кстати, виден полукруглый кирпичный свод. И белые разводы на кирпичах, возможно солевые, значит кладку делали зимой.
попов
Цитата(ArtOleg @ 19.3.2014, 0:52) *

Интересно подмечено. Но может быть такая кладка была обусловлена сжатыми сроками и тем, что здание планировали делать под штукатурку, ведь архитекторы Бернардацци любили богато декорированные фасады. Да и сам цоколь из бутового камня и кладка свода какие-то старинные.



да, согласен с вами, меня как раз и смутил бутовый камень, буду внимательней))
ArtOleg
Екатеринбург готовится к юбилею своего первого вуза

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

В администрации города прошло заседание организационного комитета по подготовке и проведению торжественных мероприятий, приуроченных к празднованию 100-летия высшего образования в Екатеринбурге. Первый вуз столицы Урала – Горный университет, он появился в 1914 году по указу императора Николая II.

Юбилей горняки будут отмечать с размахом: целый ряд научных, спортивных и культурных мероприятий охватит весь год. Летом планируется проведение всероссийского турнира по шахматам среди студентов и международного студенческого турнира по бальным танцам, осенью состоится большой фестиваль традиционной культуры и народных ремесел «Покровская ярмарка». В школах пройдут тематические уроки, в средних учебных заведениях будет работать передвижная выставка, посвященная 100-летнему юбилею высшего образования. И это лишь малая часть запланированных мероприятий.

В честь круглой даты Горный университет проведет масштабную реконструкцию Геологического музея – ожидается, что он станет современным туристическим центром.

Приятные сюрпризы ждут и «юбилейных» абитуриентов – сниженные цены на обучение и новые специальности.

источник
ArtOleg
1937 г. Жеода бурого железняка у Горного института.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
ArtOleg
Горный институт. Уральский геологический музей. 1937 г.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник
ArtOleg
Энергетика культуры Петра Веймарна = Peter Veinmarn"s Culture of Energy : монография / Н. В. Хисамутдинова ; Владивосток. гос. ун-т экономики и сервиса. - Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2013. - 92 с. : ил. - Библиогр.: с. 89-90.

Учёный с мировым именем, талантливый химик, заслуженный профессор Пётр Петрович фон Веймарн по праву относится к основателям высшего образования на Дальнем Востоке. В своё время он был ректором Екатеринбургского горного института. После эвакуации во Владивосток в 1919 г. группы сотрудников и студентов этого института произошло слияние Владивостокского политехнического института и Екатеринбургского горного. Петр Петрович фон Веймарн стал ректором объединённого вуза.

Нажмите для просмотра прикрепленного файлаНажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файлаНажмите для просмотра прикрепленного файла

источник

aragont
Цитата(ArtOleg @ 23.5.2014, 11:20) *

Горный институт. Уральский геологический музей. 1937 г.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник


На сайте геологического музея есть изображения в большем разрешении. Из URL фотографии надо убрать _1 в имени файла

Изображение
ArtOleg
Цитата(aragont @ 31.5.2014, 19:34) *

На сайте геологического музея есть изображения в большем разрешении. Из URL фотографии надо убрать _1 в имени файла



Неожиданно. Спасибо!
ArtOleg
Цитата(ArtOleg @ 23.5.2014, 10:30) *

1937 г. Жеода бурого железняка у Горного института.



Большие фотографии

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
ArtOleg
О первом здании Горного института

Цитата(ArtOleg @ 14.7.2014, 16:04) *

Гражданская война. «Екатеринбургский погром»

Шулдяков В.А.
Выдвижение резервов Партизанской дивизии атамана Б.В. Анненкова на Восточный фронт (апрель – июль 1919 г.)


...

«3-й Сводный Партизанский полк дивизии атамана Анненкова расположен в Горном институте, — рапортовал Переведенцев. — Помещение сырое, недостроенное, без окон; сильно сквозит, кругом лес — сыро, холодно. А солдаты ничего не имеют, кроме летних рубашек. Ночью спать невыносимо. Сидят у костров. Появилось много заболеваний простудой».

...

Шулдяков В.А. Выдвижение резервов Партизанской дивизии атамана Б.В. Анненкова на Восточный фронт (апрель – июль 1919 г.) // Первые Ермаковские чтения «Сибирь: вчера, сегодня, завтра»: Мат. регион. науч. конф. Новосибирск, 2009. С. 165-171.

источник
ArtOleg
Программа мероприятий, посвященных празднованию 100-летия Уральского государственного горного университета

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник
ArtOleg
Цитата(ArtOleg @ 5.11.2014, 10:40) *

На купол храма Святой Екатерины в Горном университете установили 100-килограммовый крест

Мероприятие приурочили к столетию высшего образования на Урале.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Во вторник 4 ноября на на купол храма в честь Святой Великомученицы Екатерины в Университетском переулке, 9 был поднят и установлен крест - этому была посвящена торжестаенная церемония.

Мероприятие было приурочено к столетию высшего образования на Урале. Купол и крест изготовлены из нержавеющей стали с покрытием из нитрид-титана. Купол имеет восьмигранную форму, его диаметр 5,2 метра, высота 6 метров, вес конструкции 3,1 тонны. Крест имеет высоту 2,5 метра и весит 100 килограммов.

В начале прошлого века в епархиальном женском училище на Щепной площади (сейчас это здание Горнотехнологического факультета УГГУ) действовал встроенный храм в честь Святой Великомученицы Екатерины на 700 человек. Училище было открыто в январе 1917 года, однако уже год спустя в его здании разместилась Николаевская академия Генерального штаба, а позже - эвакогоспиталь. Свердловский горный институт стал хозяином объекта лишь в 1934 году. В семидесятых годах прошлого столетия при проведении ремонтных работ в вузе, расчищая старую побелку, рабочие обнаружили роспись на своде алтаря некогда бывшего придомового храма. Закрашивать проступившие фрески специалисты тогда не стали.

Мероприятия по столетию высшего образования в Екатеринбурге Горный университет и мэрия проводят в течение всего года. В мае более двух тысяч горняков приняли участие в традиционном городском субботнике. С весны по октябрь прошла акция "За чистоту Уральских гор", участники которой очистили десятки природных камней и скалистых выходов в парках Екатеринбурга и области.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Falshivomonetchick
^^ Насколько же купол топорный. Форма маковки совсем не вяжется с неовизантийским стилем здания
ArtOleg
^^^
Тоже в начале, когда увидел монтаж купола, был в некотором недоумении почему тут такая форма. А после как присмотрелся, вспомнил что было раньше, и ничего, нормально, понравилось. Да и, надо заметить, само здание спроектировано в нескольких стилевых решениях. То есть было к чему привязаться. Хотя прежний купол мне импонировал больше...

Цитата
В оформлении здания использованы композиционные приемы и элементы декора сразу нескольких архитектурных стилей. Так, в композиции фасадов применена классическая трехчастная схема членения. Стены участками имеют крупную рустовку подобно флорентийским палаццо.

Архитектором применены разнообразные типы окон: прямоугольные и с лучковым завершением, «венецианские» с романсковизантийскими колонками в простенках и «французские», одинарные арочные и двухчастные древнерусские с подвесными арками. Наряду с этим, в убранство фасадов введены традиционные для зданий с открытой кирпичной кладкой формы — рельефный карниз мелкого рисунка, геометрические вставки на плоскости лопаток и простенков, килевидные кокошники.

источник

Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Русская версия Invision Power Board © 2001-2019 Invision Power Services, Inc.