IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

6 страниц V « < 2 3 4 5 6 >  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> В копилку краеведа
ArtOleg
сообщение 27.11.2015, 15:52
Сообщение #61


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Легендарному велопробегу екатеринбургских студентов - горняков – 80 лет!
06.05.15

Прикрепленное изображение

Ровно 80 лет назад, 6 мая 1935 года, в Свердловске с площади 1905 г. стартовал легендарный велопробег: девять спортсменов, студентов-отличников тогда ещё Свердловского горного института преодолели 12 500 километров. Основное задание пробега – выяснить качество советских велосипедов, установить живую связь с горными институтами по всему Союзу и ещё раз доказать, что студенчество способно не только хорошо учиться, но и покорять новые незавоеванные высоты.

Тогда горняки через Ташкент доехали до Каспийского моря, затем, минуя Киев и Минск, вернулись обратно в Свердловск. По пути телеграфировали своим коллегам: «…Прибыли в Самарканд. Сто километров шли «голодной» степью, где полное безводье и отсутствие жилья. Водный режим выдержали прекрасно…»

А вот что писала газета «Горняк» 27 сентября 1935 г., в день возвращения спортсменов домой: «Нет сил описать подобное зрелище. Улица Ленина запружена десятками тысяч людей. Гром приветственного восторженного «ура». Велосипедисты приближаются к трибуне… Лавой двинулась студенческая масса к героям, осыпая их цветами, обнимая и подбрасывая высоко в воздух...»

Об удачном окончании велопробега студенты телеграфировали Орджоникидзе, Сталину и Молотову: «Доносим партии и правительству: первый в мире по дальности велопробег закончен…12 500 км пройдено за 86 ходовых дней… Приступаем к продолжению учебы, готовы по первому зову Родины выполнять свой долг…»

источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 15.12.2015, 12:04
Сообщение #62


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



История: 105 лет назад Екатеринбург получил первую детскую больницу

Изображение

Первая в Екатеринбурге детская больница на двадцать коек открылась в 1910 году.

В двух корпусах были распределены функции поликлиники и больницы, что было впервые для города.

Медицинское учреждение начало свою работу при содействии Николая Русских - выдающегося земского врача Урала, педиатра, создателя Уральского медицинского общества. Он посвятил свою жизнь борьбе с детской смертностью, которая была настоящей бедой того времени.

Николай Русских совершал поездки в Германию, Австрию, Венгрию, Францию, Бельгию и Англию с целью изучить опыт этих стран, опубликовал более 10 работ на эту тему. Он стал инициатором создания всероссийского союза борьбы с детской смертностью и первым редактором российского журнала «Охрана материнства и младенчества».

Детская больница была организована на средства екатеринбургского отделения Российского общества Красного Креста в бывшей усадьбе статского советника Дмитрия Пестерева.

Усадьба была расположена на углу улицы Московской и переулка, который до сих пор называется Пестеревским. На этом месте стоял двухэтажный полукаменный дом с флигелем. В 1909 году общество Красного Креста выкупило усадьбу и затем открыло первую в Екатеринбурге детскую больницу.

При реконструкции зданий комплекса в начале 1990-х годов изменения претерпел флигель, выполнявший функции поликлиники: его значительно увеличили и расширили, соединив переходом со зданием больницы, над которым в 2006-2007 годах надстроили дополнительные этажи, в результате чего первоначальный облик зданий медицинского комплекса был утрачен. Сейчас в этом здании (улица Московская, 19) располагается центр косметологии и пластической хирургии.

На сегодняшний день в Екатеринбурге маленьких пациентов лечат семь муниципальных детских больниц и санаторий «Изоплит».

источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 20.12.2015, 1:42
Сообщение #63


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Старая и новая Зелёные рощи в Екатеринбурге

Ю.П. Торопов,
Выпускник СПТУ, УПИ. Полковник, краевед.

Город был относительно компактным. Соцгород УЗТМ и ВТУЗ-городок, а также ВИЗ считались отдалёнными. Восемь километров шоссе УЗТМ, правда, были выложены отличной брусчаткой. Я ездил в 1949 году по ней в 6 утра на чьём-то велосипеде в общежитие РУ-1 поднимать ремесленников на физзарядку.

Прикрепленное изображение
В старой Зеленой роще.1929 г.

Никто особенно, помнится, не сетовал на городское бездорожье, разве что дрова было порой трудно доставить. Так это ведь раз в год. Ходили пешёчком по тротуарам, выложенным гранитными плитами, ездили, если куда подальше надо было, на трамвае. Считали, что живём вполне удобно, спокойно и, главное, весело. Танцы под «виктроллу», выходы «за город» по выходным дням (6-го, 12-го, 18-го, 24-го и 30-го, т.к. была «шестидневка»), в парк культуры и отдыха им. Маяковского да в новую Зеленую рощу. Танго и фокстроты были слышны по вечерам и целыми днями по выходным, пожалуй, чаще, чем теперь услышишь музыку для всех, хотя магнитофона тогда не было. Довоенные танго звучат в памяти и сейчас.

Почему я пишу «новая» Зелёная роща? Так её никто не называл, хотя заменила она традиционное место отдыха и прогулок екатеринбуржцев, настоящую Зелёную Рощу – большой кусок соснового бора за улицей Второй Восточной, за полотном железной дороги. (Первая Восточная это улица Марии Авейде). Мать меня в первую осень и зиму моей жизни носила ежедневно туда. Дышать озоном, спать на морозце. Сохранилась фотография. «Жалости подобна», по её выражению. Быстро смирились горожане с застройкой зданиями УФАНа и УИИ[1] привычного места отдыха – Зеленой рощи. Забыли, что и была она. А Зелёной рощей покорно стали называть небольшой островок леса монастырского кладбища в черте города, западнее каменной ограды бывшего Ново-Тихвинского монастыря.

Стали отдыхать и веселиться на костях предков. Возможно, потому так быстро стала эта рощица местом отдыха жителей соседних кварталов, что городские власти и Осоавиахим позаботились воздвигнуть парашютную вышку, появились аттракционы и спортивные площадки[2]. Перед войной часто проводились учения МПВО — предшественницы Гражданской обороны. Обжили рощу быстро и основательно. Вокруг вышки постоянно толпились желающие посмотреть на смельчаков, решивших сигануть с высоты. Некоторые из легковесных зависали на полпути к земле, не будучи в состоянии преодолеть массу противовеса. Поднимался хохот, свист.

[1] Изначально, в районе старой Зеленой рощи в 1916 году, стали возводить УГИ.
[2] В 1930-х планировали расположить на месте кладбища зоопарк
Прим. ArtOleg

Прикрепленное изображение
1. Старая Зеленая роща.
2. Новая Зеленая роща на месте уничтоженного кладбища Ново-Тихвинского монастыря.
Кликально.


Источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 21.12.2015, 12:36
Сообщение #64


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Июль 1912, 100 лет назад, учрежден Учительский институт и городское училище.

Введение всеобщего начального обучения для детей с 8 до 12 лет, согласно Указу от 3 мая 1908 г., увеличило школьную сеть многократно. Это в свою очередь потребовало увеличение числа школьных учителей и педагогов для их подготовки.

Прикрепленное изображение

Так в июле 1912 года был учрежден Екатеринбургский учительский институт (открытие состоялось в октябре 1912) — специальное учебное заведение для подготовки учителей высших начальных училищ. Он располагался в переулке Почтовом, 7.

На 25 мест принимались юноши всех сословий с 16 до 22 лет, невоеннообязанные до 25 лет. Вступительные экзамены сдавались по 8 предметам.

В течение трех лет студенты изучали те предметы, которые им предстояло преподавать в будущем: русский язык, словесность, арифметику, геометрию, алгебру, историю, физику, естествознание, пение, педагогику, Закон Божий и др. Педагогическую практику проходили в училище при институте. Институт просуществовал до 1919 года.

Екатеринбургский учительский институт сделал 4 выпуска, подготовив 70 учителей.

Источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Kondor
сообщение 25.12.2015, 17:21
Сообщение #65


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Регистрация: 25.12.2015
Пользователь №: 6 935



Весьма позновательно.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 10.1.2016, 21:03
Сообщение #66


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



«Расстрел святых угодников»
О Ново-Тихвинском монастыре в г. Екатеринбурге
Глава из книги Инны Марковны Гладковой: 25 екатеринбургских тайн, 2003 г.

Костер пылал ярко и не один день. Это не был домашний очаг, это был злой, пожирающий огонь. В такие кидали еретиков, ведьм, бесценные рукописи. 400 лет тому назад в Риме на такой костер возвели Джордано Бруно.
Сожгли ученого не где-нибудь, а на площади Цветов, итальянские гиды не любят возить туда туристов. В нашей истории есть события, которых мы тоже стыдимся.

Горел костер на территории монастыря в 1921 году, когда в кельи веселились студенты вновь созданного уральского университета. Народ это был революционный, экстремистски настроенный ко всему, что относилось к старой, дореволюционной России. Студенты вытащили из хранилищ много икон, старого золотого шитья, которым занимались монашки, созданный более чем за столетнее существование монастыря архив и сожгли все, что могло сгореть.

Впрочем, так поступали тогда не только студенты, прокомментировал это Владимир Викторович Филатов, известный ученый и краевед, но и чиновники высокого ранга: из архиерейского дома они вывезли полную телегу старых церковных книг, среди них была Острожская библия — первая русская печатная книга.
Краткие сведения о Ново-Тихвинском монастыре находим в книге Иконникова, изданной в 1875 году. В ней говорится, что в конце XVIII века у Каменного озера (оказывается, было такое) на территории при-кладбищенской церкви Успения Богородицы нашли себе приют несколько сиротствующих вдов и девиц. Попечительский совет во главе с купцом Ефимом Старцевым построил для них жилое здание. В фондах музея изобразительных искусств есть старинная икона, на которой, как установлено, изображена первая игуменья этой обители.

От крупнейшего в свое время на Урале Ново-Тихвинского монастыря сегодня остались островки. Специалисты не без основания считают, что это был великолепный и, может быть, единственный в своем роде храмовый ансамбль, построенный в России в лучших традициях классического зодчества. Пока здесь военный госпиталь, и врачей больше заботит здоровье солдат, нежели сохранность зданий. Некоторые строения вообще бездумно уничтожены. Мне рассказали, как один из начальников по хозчасти приказал разрушить добротные монастырские складские подвалы с вместительными закромами. Там были огромные, выложенные мрамором чаны для солений-варений и еще масса удобных помещений, которые можно было использовать и сегодня. Тогда же срубили большой монастырский сад.

При перестройках, закладках фундаментов лечебных корпусов были сделаны находки археологического значения. Обнаружили длинную плеть водопровода, чугунную трубу в выдолбленной лиственнице, некогда проложенную на глубине двух метров. Наткнулись и на подземный ход, он вел из подвала одной из церквей к Исети. При рытье котлована для рентгеновского отделения потревожили несколько детских скелетов: то ли это умершие подкидыши, то ли скрытые свидетельства тайных страстей монахинь. А однажды в провале, куда угодил слесарь, оказался приятный сюрприз — бочка с отличным кагором.
Вообще эта территория полна тайн. В одной церкви, где разместился клуб и на месте алтаря устроили сцену, во время концерта пианиста придавил рояль. Верующие истолковали это как наказание. В другой — там был овощной склад и столовая — работницы по ночам не раз слышали церковное пение, звук шел от проема в стене, наглухо заложенного камнем.

К началу ХХ века в монастыре было уже пять церквей: Успенская, Всех Скорбящих, церковь Введения Богородицы, Феодосия Тетемского, Всесвятская и Александра Невского собор. Плюс за городом имелось 80 десятин пахотной земли и столько же сенокосных угодий, что позволяло монахиням не только кормиться самим, но и продавать излишки. Это богоугодное заведение также следило за разоренным сегодня богатым монастырским кладбищем.

Хранит это место в Екатеринбурге еще одну тайну, о том, как монашки после революции скрывали якобы спасшуюся после расстрела одну из царских дочерей, Марию. Эту псевдо-Марию потом все-таки схватили и в 1937 году расстреляли.

И сами монахини, и послушницы натерпелись. Правдами и неправдами их выживали из келий. К ним просто подселяли военных курсантов. Дело в том, что в нашем городе в двадцатых годах были созданы Всеуральские курсы красных командиров: артиллерийские, кавалерийские, пехотные и хозяйственных работников. Кто бы вы думали, их возглавлял? Родион Яковлевич Малиновский, в будущем маршал, дважды герой и т.д., почивший в бозе в конце 60-х годов на посту министра обороны СССР. Так вот этот легендарный командир Красной Армии хорошо приложил руку к уничтожению нашего Ново-Тихвинского монастыря.

Существует секретное письмо от 25 мая 1921 года начальника политотдела при уральском окружном управлении военно-учебных заведений в Екатеринбургский уездный исполком о необходимости выселения монахинь из Ново-Тихвинского монастыря. В письме содержалась просьба о ликвидации церкви Всех Скорбящих и Успенской, немедленном выселении всех монахинь, попов, дьяконов с территории монастыря и передаче их помещений курсам. «С момента открытия курсов… для нас стало вполне очевидным, что живущая там монашествующая братия является контрреволюционным элементом». Пухлое цело о последних днях некогда крупнейшей на Урале обители ныне хранится в ГАСО.

Монашествующая братия — люди Божьи. Они ведь и удалились в свое время в монастырь, чтобы служить Богу, ощутив свое одиночество и беззащитность в этом «лучшем из миров». Ново-Тихвинскую обитель называли первоклассной. Здесь был общий кров и для каждого какое-то благое дело. Было налажено 14 производств: сестры между молитвами вышивали золоток и серебряной нитью, были свои живописные и иконописные мастерские... А теплые красивой стежки ватные одеяла им заказывал практически весь город.

У монастыря был свой свечной завод. А с южной стороны, вдоль нынешней улицы Большакова, в прошлом Болотной, монахини возделывали свой огород. На речке Монастырке было два искусственных пруда, в них разводили рыбу. Именно здесь находилось то самое утерянное Каменное озеро. На нем ныне стоит первый корпус общежития горного института.

Вернемся к захвату монастырских территорий. Рапорты напоминают военные донесения. Из секретного письма Екатеринбургского уездного горкома от 29 ноября 1921 года: «...доводим до вашего сведения, что пекарня и помещение для варки пищи, столовая уже заняты военными частями. Ликвидация церквей Скорбященской, Введенской, выселение сестер с первого этажа Федосьевской (второй уже занят курсантами) позволит занять эти помещения под политико-просветительские учреждения курсов».

Рассказывают, что когда производился арест монахинь, якобы замешанных в контрреволюционном заговоре, ударил главный соборный колокол. Но на колокольне никого не обнаружили.

Еще один пример безнравственности и кощунства. 18 августа 1930 года рабочий президиум Свердловского горсовета постановил: просить облисполком разрешить ликвидацию монастырского кладбища, не дожидаясь законного срока, т.е. сровнять с землей, пустить под бульдозер могилы самого красивого погоста города.

Читать далее


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 10.1.2016, 21:16
Сообщение #67


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Монахиня Августина (Гребнева)

Страницы истории Ново-Тихвинского монастыря.
Церковно-исторический кабинет Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря.
г. Екатеринбург

Прикрепленное изображение

Монахиня Августина, в миру Гребнева Вера Егоровна, родилась 14 сентября 1859 г. в семье мастерового Сысертского завода Егора Андреевича Гребнева и его супруги Татьяны Васильевны.

В семье Гребневых было трое детей, которых воспитывали в строгости и благочестии. Сын Александр, получив соответствующее образование, служил в Сысертском заводе инспектором учебных заведений. Одну из дочерей — Веру — Гребневы отдали в Екатеринбургский Ново-Тихвинский женский монастырь. В этом монастыре в начале ХХ века подвизалось около тысячи сестер, а из них более 30 человек поступили из Сысертского завода.

С 1871 г. Вера Гребнева стала жить в монастыре. Было ей в то время всего 12 лет. В монастырь Вера пришла грамотной, в доме родителей научилась она чтению и письму, получила начальное образование. С усердием проходила она все те монастырские послушания, которые угодно было возложить на нее монастырскому руководству. У девочки оказались способности к живописи, поэтому ее определили на послушание в иконописную мастерскую монастыря. К послушаниям она относилась с большой ответственностью и самоотвержением, что было замечено монастырским начальством.

Прикрепленное изображение
В иконописной мастерской.

В 1900 г. Веру в возрасте 39 лет постригли в монашество и нарекли при постриге имя Августина. Ей поручили ответственное послушание — сначала руководство иконописной мастерской, потом живописной, чеканной, фотографической мастерскими. Вскоре она стала заведовать всем художественным отделом монастыря.

Художественное и прикладное направление в монастыре под руководством монахини Августины стало быстро развиваться. Для обучения сестер иконописанию и живописи привлекались профессиональные художники-педагоги. Некоторое время уроки живописи и рисования для сестер вел выпускник Петербургской академии художеств известный уральский художник Н.М.Плюснин. Среди сестер иконописцев выделялась своими способностями монахиня Емелиана (Баталова). Именно ей было поручено выполнить парадный портрет императора Николая II в качестве подарка от монастыря к коронации императора и императрицы. На этом портрете Николай II изображен в полный рост в мундире полковника лейб-гвардии Гусарского полка. Естественно, что монахиня никогда не видела своей модели, портрет был написан ею по фотографической открытке, о чем в правой нижней части портрета имелась надпись. Портрет был вручен императору 16 или 17 мая 1896 года в г.Москве, в Большом Кремлевском дворце во время торжественного приема Николаем II многочисленных депутаций с поздравлениями и подношениями по случаю коронации. Этот подарок чем-то привлек внимание императора. Возможно тем, что несколько выбивался из череды традиционных подношений, состоящих в основном из икон в ценных ризах и различных дарственных блюд. В результате, портрет по высочайшему распоряжению был отправлен в Санкт-Петербург, и помещен в покоях императора в Зимнем дворце. Во время захвата Зимнего дворца войсками Военно-революционного комитета в ночь с 25 на 26 октября 1917 года этот портрет был в ярости изрезан штыками красногвардейцами и революционными матросами. В таком растерзанном состоянии холст пылился на чердаках Зимнего дворца еще 12 лет, а потом был передан в музей Революции. Сейчас этот портрет находится в экспозиции Санкт-Петербургского Государственного музея политической истории России. Он отреставрирован, но порезы от штыков намеренно сохранены.

При монахине Августине иконописная мастерская монастыря стала выполнять серьезные высокопрофессиональные работы: устройство иконостасов, киотов, гробниц для плащаниц, аналоев, выносных и запрестольных крестов из дуба, ореха и другого дерева с отделкой золотом, серебром и алюминием.

Монахиня Августина пользовалась большим авторитетом не только среди сестер, но и среди своей многочисленной родни. У ее родного брата Александра Гребнева была большая семья: из восемнадцати детей выросли десять, среди которых восемь девочек. В семье старались дать девочкам хорошее образование, Александр Егорович Гребнев предпочитал обучать своих дочерей в училище и мастерских при Екатеринбургском женском монастыре, под надежной опекой монахини Августины. После получения начального образования в церковно-приходской школе, девочки поступали либо в Епархиальное женское училище, либо в женскую гимназию, где продолжали свое образование.

В феврале 1917 г. мирное течение монастырской жизни прервала революция. Отречение императора от престола и переход власти к Временному правительству в монастыре восприняли со скорбью. Эти события коснулись и обители. Дело в том, что правящий епископ Серафим (Голубятников) второго сентября 1917 г., т.е. почти сразу же после известия об отречении Николая II, произнес в кафедральном соборе речь, в которой осудил эту революцию. Он сказал: «До нас доходят слухи из стольного города Петрограда, что небольшая кучка бунтарей старается захватить власть, и начинают проливать кровь. Мало им, окаянным, крови, которую наши братья проливают в борьбе с немцами. Им нужно, чтобы кровь лилась рекой, но не на фронте, а внутри государства. Они обнаглели до того, что осмелились посягнуть на священные права помазанника Божьего. Но не дадим погибнуть России и умрем за батюшку царя». Когда служба закончилась, владыка вышел на амвон и сказал, по сути, пророческие слова о том, что всем теперь надо «готовиться к смерти. Возможно, многим из присутствующих вскоре придется сложить свои головы, т.к. неизвестно, какие размеры могут принять беспорядки». Это был мужественный шаг, т.к. немногие сумели преодолеть общественную эйфорию и страх перед революционными массами, разглядеть в смене власти грядущие гонения.

На фоне всеобщего ликования по поводу свержения монархии речь владыки выглядела диссонансом и поэтому вызвала в обществе бурю не­годования. Четвертого марта 1917 г. в г. Екатеринбурге состоялось экстренное заседание Городской Думы, где решался вопрос о созда­нии нового органа власти — Комитета общественной безопасности, а также обсуждалась речь епископа Серафима. На первом же заседании Комитета было решено: «1. Поручить комиссару Давыдову посетить епископа и женский монастырь. Предложить означенным лицам оказать полное повиновение распоряжениям Нового правительства. 2. Послать телеграмму Правительству о немедленном увольнении на покой епископа Серафима». В сложившихся обстоятельствах выступление епископа Серафима рассмат­ривалась как реакционное, и нашло понимание лишь у монахинь Ново-Тихвинского монастыря, но и они были вынуждены дать подписку в том, что подчиняются требованиям Комитета общественной безопасности. Проявление симпатии к Царской Семье было в то время небезопасным; однако сестры не могли поступить иначе. Когда представитель этого комитета П.Ф.Давыдов явился в монастырь, игуменья Магдалина принять его не соизволила и расписку о том, что распоряжение Комитета «управлению Тихвинского женского монастыря объявлено и последним принято к точному руководству», подписала казначея монахиня Хиония (Беляева).

Монахиня Августина находилась в это трудное время в монастыре, пережила здесь период Октябрьского переворота, гражданской войны и красного террора. Монастырь в это время старался хоть чем-нибудь помочь заключенным, сестры носили передачи в тюрьмы.

В мае 1918 в г. Екатеринбурге появился некий «загадочный господин». Он пришел на прием к епископу Григорию (Яцковскому), передал поклон от митрополита Одесского Платона и попросил помочь установить связь с императором. Посетитель вызвал доверие у епископа. Владыка сам действовать отказался, но подсказал, что можно попытаться связаться с Царскими узниками через женский монастырь. Он рассказал о том, что в г.Екатеринбурге содержится в заключении тобольский епископ Гермоген (Долганев), «с которым установлена связь через посылку ему провизии из женского местного монастыря» . Таким же образом можно попытаться установить связь с Царской семьей. Посетитель отправился в Ново-Тихвинский монастырь. У входа в обитель он увидел книжную лавку, в которой торговала духовными книгами послушница Антонина Трикина. Он купил несколько книг, при этом расспрашивал Антонину о монастыре, о жизни при большевиках. Потом он посетил иконописную мастерскую монастыря, встретился с монахиней Августиной, и пожелал сделать заказ – написать икону мученицы Маргариты. Незнакомец представился Иваном Ивановичем Сидоровым. Обсуждая с монахиней Августиной свой заказ, он завел речь о Царской семье. Иван Иванович стал говорить о том, что ее необходимо спасти, а для этого надо установить с ней связь и сплотить офицерство.

Как впоследствии выяснилось, Иван Иванович Сидоров был доверенным человеком семьи Толстых, близкой к Царской семье. Графиня Зинаида Сергеевна Толстая, в девичестве Бехтеева, была родной сестрой известного поэта С.С. Бехтеева, автора стихотворения-молитвы «Пошли нам, Господи, терпенья», найденного в документах старшей дочери царя Ольги. З.С. Толстая вела с Романовыми переписку, когда те находились в заключении в Тобольске. Она хотела знать о положении Семьи в г.Екатеринбурге и, по возможности, помочь ей материально. Для выяснения условий содержания Царской Семьи и оказания ей помощи, в Екатеринбург она направила своего человека. Графиня Зинаида Сергеевна вспоминала: «Я познакомилась с (И.И. Сидоровым) в 1917 г. в Одессе, где он служил в обществе «пароходства и торговли». Это был честнейший человек, несомненный монархист. Он был послан в г.Екатеринбург моим мужем 4 мая 1918 г. Главная цель посылки заключалась в намерении установить связь с Царской Семьей, чтобы через эту связь помогать деньгами Ей. В то же время мы послали с ним и письма. Вместе с Сидоровым поехал тогда еще какой-то господин, который раньше служил телеграфистом во дворце, в Царском селе. Имя его Сергей».

Действительно, в монастырь И.И. Сидоров приходил не один, а еще с одним господином, которого он называл «адъютантом». Монахиня Августина посоветовала И.И.Сидорову для установления связи с узниками обратиться к доктору Владимиру Николаевичу Деревенко. Владимир Николаевич был почетным лейб-хирургом Императорского двора, личным врачом наследника престола цесаревича Алексея Николаевича, при котором состоял безотлучно с 1912 года. Когда 8 марта 1917 года в Царском Селе генерал Корнилов объявил об аресте Государыни Императрицы и предупредил придворных чинов, что «кто хочет остаться и разделить участь Арестованной, пусть остается, но решайте это сейчас же: потом во дворец уже не впущу» — доктор Деревенко остался в числе добровольно арестованных при больном корью Наследнике Цесаревиче. В ночь с 31 июля на 1 августа 1917 г. Царская Семья, по постановлению Совета Министров Временного правительства, покинула Царское Село и выехала в Тобольск. Вскоре в Тобольск приехал и доктор Деревенко вместе со своей семьей. Из Тобольска в конце мая 1918 г. со второй группой Царских узников доктор прибыл в г.Екатеринбург. В мае Президиум Уральского областного совета выдал ему пропуск с разрешением посещать дом особого назначения для лечения Алексея Николаевича. Навещать цесаревича доктор мог только в присутствии коменданта и проходил к больному всегда под конвоем.

В монастыре обо всем этом были хорошо осведомлены, поэтому монахиня Августина и отправила посетителя к доктору. Владимир Николаевич сообщил Сидорову, что Царская семья нуждается, прежде всего, в продуктах, т.к. питание было плохое. Пищу, как для Царской Семьи, так и для лиц, находящихся с ними, доставляли из общего котла советской кухни, часто несвоевременно и один раз в день. Были случаи, что приносили только то, что оставалось от комиссаров и солдат 13. Обед состоял в основном из мясного супа и жаркого. На второе иногда давали котлеты. К ужину подавались те же блюда, что и к обеду. Бывали случаи, когда во время обеда подходил какой-нибудь красноармеец, лез ложкой в миску с супом и говорил: «Вас все-таки еще ничего кормят».

Однако питание из советской столовой отрицательно сказывалось на здоровье наследника. Доктор Деревенко договорился с комендантом дома Ипатьева А.Д.Авдеевым о доставке в дом Ипатьева дополнительных продуктов питания. И когда Ново-тихвинский монастырь официально обратился в Облисполком с ходатайством о том, чтобы приносить продукты для семьи Романовых, то получил на это разрешение властей. А.Д.Авдеев объяснял так причину разрешения: «После обсуждения в областном исполкоме было решено разрешить им это делать, чтобы проследить за намерениями черносотенцев и учинить строгое наблюдение за арестованными».

С 5 июня 1918 г. сестры Ново-Тихвинского монастыря стали носить в Ипатьевский дом продукты питания. Организовывала передачу продуктов монахиня Августина. Она рассказывала: «Мы стали посылать Царской семье молоко. Комендант дома Авдеев, с которым предварительно переговорил по этому поводу Деревенко, охотно разрешил посылку молока Царской семье. … Так как Авдеев, по словам послушниц, относился к ним снисходительно, то мы стали улучшать наши приношения. Вместе с четвертью молока мы стали посылать бутылку сливок, а потом начали посылать и другие продукты: яйца, сливочное масло, хлеб, разные печения (пироги, ватрушки), редис, огурцы, ботвинью, мясо, колбасу. Все это охотно принималось Авдеевым или его помощником».

Носили продукты молодые послушницы Антонина Трикина и Мария Крохалева. Марии Крохалевой было 28 лет. Она родилась в 1890 году в семье рядового солдата, служившего в Туринских рудниках Верхотурского уезда. В десятилетнем возрасте, в 1900 году, ее отдали в Ново-Тихвинский монастырь. В монастыре под руководством монахини Августины она занималась иконописанием. Антонина Трикина была моложе Марии, ей было всего 19 лет. По требованию коменданта послушницы приносили продукты не в монашеской одежде, а в светском платье. Мария Крохалева вспоминала: «Позвала меня матушка Августина к себе и приказала мне: «Надень светское. Будешь с Антониной молоко носить в Ипатьевский дом». Тут сказала она, что Царской семье это молоко пойдет. Светское я надела, Антонина тоже, и понесли мы молоко». Все это доставлялось с монастырской фермы, которая еще действовала.

До арестованных доходила только часть приносимых продуктов, некоторою их долю охранники оставляли для себя, т.е. разворовывали. Даже сам комендант не стеснялся вымогать продукты у монастыря. Послушница Антонина (Трикина) говорила: «Как-то сам Авдеев сказал нам, что Император нуждается в табаке и просит прислать ему табаку. <…> Мы и табаку доставали и носили. Все от нас всегда принимал или Авдеев или его помощник. Как, бывало, мы принесем провизию, часовой пустит нас за забор к крыльцу. Там позвонят, выйдет Авдеев или его помощник и все возьмут. Авдеев и его помощник очень хорошо к нам относились, и никогда ничего мы худого от них не слыхали». А однажды, по словам послушницы Марии Крохаловой комендант Авдеев попросил доставить ром: «Теперь Алексею Николаевичу лучше. Нельзя ли рому принести?» Мы и рому принесли небольшой флакончик».

И.И.Сидоров пытался через монахиню Августину передать узникам письма от семьи Толстых и деньги. У Семьи были драгоценности, но перевести их в деньги в тех условиях было невозможно. Деньги и письма передать заключенным не удалось. Личные контакты послушниц монастыря с узниками дома Ипатьева были исключены, сестры к Царской Семье не допускались, все приносившееся от них отбиралось караульными. Монахиня Августина рассказывала: «Иван Иванович хотел, чтобы Царской семье были переданы письма и икона в футляре. Но в то время, когда он был у нас в Екатеринбурге, сделать этого было никак нельзя. Поэтому эту икону и письма он оставил нам, чтобы мы передали все это, когда будет можно. Однако передать все это и потом мы не могли. Все это у нас и осталось». В 1919 г. монахиня Августина передала оставленный ей конверт с письмами, икону следователю Соколову, проводившему расследование о гибели Царской Семьи. Показала она следователю и фотографию Сидорова, сумев каким-то образом сфотографировать его.

Когда И.И.Сидоров вернулся обратно, он подробно рассказал графине о результатах своей миссии. Графиня Зинаида Сергеевна Толстая рассказывала: «28 июня (1918 г.) Сидоров вернулся. Он рассказал, что проникнуть к Царской Семье лично он не мог: это было абсолютно невозможно. Сидоров несколько раз видел доктора Деревенко. Последний рассказал Сидорову, что Царской Семье живется плохо: тяжелый режим, постоянный надзор, плохое питание. Деревенко указывал Сидорову, что режим плохо отражается на состоянии здоровья Наследника. Сидорову удалось установить связь с монастырем, т.е. добиться того, что монахини получили возможность доставлять Царской Семье продукты. Наши письма и образок он передал кому-то в монастыре. Там же он передал для доставления Семье и деньги, доставив нам расписку в принятии он него денег».

Иван Иванович Сидоров был также в Академии Генерального штаба. Там он связался с офицерами, которые тоже пытались хоть как-то помочь Царской Семье. Подполковник Георгий Владимирович Ярцов, начальник Екатеринбургской учебной инструкторской школы, в июне 1919 г. рассказал следователю Соколову о том, как группа офицеров из Военной Академии Генерального штаба пыталась предпринять что-либо для спасения Семьи. Эту группу офицеров из Военной Академии назвали «пятеркой помощи» Царской семье. Во главе группы был капитан лейб-гвардии 2 артиллерийской бригады Дмитрий Аполлонович Малиновский. Он прибыл в г.Екатеринбург по заданию Петроградской антибольшевистской организации генерала Б.В.Шульгина. Эта организация, состоящая в основном из офицеров, ставила своей целью свержение власти большевиков, установление военной диктатуры и созыв Земского собрания для выбора формы правления государством. Капитану Малиновскому предстояло выяснить условия, в которых содержалась Царская Семья и принять меры к облегчению ее участи вплоть до вывоза из города. Присмотревшись к окружающим, капитан близко сошелся с капитаном Г.В.Ярцевым и другими офицерами из Академии. Офицеры связались с доктором Деревенко, от него получили план комнат, где жили узники, узнали о режиме их дня и условиях содержания. Однако реально помочь заключенным они не могли, т.к. у них не было денег. «Ну, что же можно было сделать без денег?» — сетовал капитан Малиновский. «Стали мы делать, что могли. Уделяли от своих порций сахар. … Кулич испекла моя прислуга из хорошей муки, которую мне удалось достать. … Эти вещи должен был передать Деревенко для доставления Августейшей Семьи. Все эти вещи дошли по назначению». Больше офицерам ничем помочь заключенным не удалось. Они разработали два плана по спасению Семьи. Первый предполагал держать в готовности группу, способную в любой момент, в случае изгнанию большевиков, занять дом Ипатьева и сохранить семью. Второй был планом дерзкого нападения на дом Ипатьева и увоза семьи. Для исполнения планов также требовались деньги, а их не было. На помощь местных жителей нельзя было рассчитывать, т.к. «все было подавлено большевистским террором». Так ничего с этими планами и не вышло.

Пытаясь помочь Царской Семье, офицеры старались «установить отношения с монастырем». Общалась с ними также монахиня Августина. Они знали, что сестры стали носить продукты в дом Ипатьева, но передать через них что-либо императору было невозможно: за офицерами следили, за сестрами, скорее всего, тоже, все приносимое проверялось охранниками. Шестнадцатого июля 1918 г. подполковник Ярцов пришел в монастырь к монахине Августине, и от нее узнал, что продукты охрана приняла в последний раз со словами: «Сегодня возьмем, а завтра уже не носите. Не надо». Офицеры поняли, что означали эти слова. На следующий день никого из Царственных узников уже не было в живых, они были расстреляны в подвале Ипатьевского дома.

Оставшись без цели после убийства царской семьи, «пятерка помощи» ушла к чехам. Об отношениях Сидорова с офицерами монахиня Августина высказалась так: «Иван Иванович был в Академии Генерального штаба у офицеров и говорил мне, что с ними он «не сошелся во взглядах». Я его тогда поняла так, что он не сошелся во взглядах по вопросу о спасении Царской семьи и о том, чтобы Государь Император Николай Александрович снова был царем».

В монастыре многие сестры тоже уже знали об убийстве императорской семьи. У монахини Иустины (Чертополоховой) был племянник Василий Чертополохов, который после мобилизации в красную армию, проходил службу в Екатеринбурге. Василию было 20 лет, до революции он служил секретарем управляющего Сысертских заводов, а при большевиках занял должность кассира в лавке этих же заводов. В карауле при доме Ипатьева находились красноармейцы из сысертских рабочих, среди которых у Василия было много знакомых. Его друг Иван Садчиков часто рассказывал о том, что происходит в доме Особого назначения. В частности, он говорил, что красноармейцам дана инструкция о том, что в случае угрозы захвата города со стороны чехословаков, всю семью убить. О расстреле Царской семьи Садчиков, видимо, тоже рассказал своему другу. Когда Василий пришел проведать в монастырь свою тетю монахиню Иустину, то услышал разговор сестер о Царской Семье. Послушница Агапия Елисеева, жившая с монахиней Иустиной в одной келье, рассказывала, как проходя по монастырю в кухню, она услышала от каких-то монахинь разговор о том, что заключенный в Екатеринбурге Государь жив, хотя большевики перед этим писали, что они его расстреляли. Она радостно сообщила об этом сестрам. Однако Василий Чертополохов грубо опроверг эти сведения. Он сказал: «Нет, не жив. Старикам так не укокошить, как молодые укокошили» Сестры обиделись на Василия за такие слова, однако он сказал правду. Хорошо зная сысертских рабочих, он говорил: «от тех людей, которые охраняли царя, лучшего ожидать нельзя», т.к. в охрану набрали тех, кто «в заводе слыли за хулиганов».

В ночь на 25 июля 1918 г. под натиском чешских и белых войск красные оставили Екатеринбург, в самом городе выступило Белое подполье и взяло его под свой контроль. 26 июля 1918 г. с 10 часов утра чехословацкий стрелковый полк под музыку двигался парадом по Екатеринбургу. Освободителям города устроили торжественную встречу. На тротуарах вдоль Златоустовской улицы, Вознесенского и Арсеньевского проспектов толпы людей бурно приветствовали победителей.


Читать далее


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Таточка
сообщение 16.1.2016, 21:57
Сообщение #68


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Регистрация: 16.1.2016
Пользователь №: 6 945



Очень интересно! Спасибо! Зачиталась прямо!
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 22.1.2016, 22:15
Сообщение #69


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



История: 100 лет назад в Екатеринбурге появилась первая биржа труда
21 января 2016

Первая биржа труда была учреждена в Екатеринбурге в 1916 году постановлением Екатеринбургской городской Думы от 9 октября 1915 года.

Средства, на которые она существовала, складывались из специальных ассигнований городской Думы из общегородских доходов, частных пожертвований, отказов по завещаниям, пособий от разных учреждений и организаций. В 1916 году содержание биржи труда обходилось Екатеринбургу в 4 тысячи 575 рублей 68 копеек.

Согласно официальному отчету, в 1916 году на биржу обратилось 4 тысячи 828 человек, большинство (51,4%) из которых составляли неквалифицированные рабочие. На работу были направлены 2 тысячи 769 человек, трудоустроено - 1 тысяча 364 человека. Хорошо удовлетворялся спрос на машинистов, строительных рабочих, торговых и конторских служащих, а также на служащих по горному делу.

Екатеринбургской бирже труда приходилось обслуживать не только город, но и прилегающие поселки: более 22% всех вакантных мест находилось за пределами городской черты.

Свердловский окрисполком 20 октября 1925 года организовал Свердловскую окружную биржу труда как орган добровольного государственного посредничества по найму рабочей силы для государственных, кооперативных и частных предприятий. Она прекратила свою деятельность в октябре 1930 года после искоренения безработицы в Советском Союзе.

Центры занятости были возрождены в Екатеринбурге в начале 1990-х годов в связи с переходом экономики страны на рыночные рельсы.

Принятый Верховным Советом РСФСР 19 апреля 1991 года закон «О занятости населения в РСФСР» стал первым законодательным актом, регулирующим возникновение и формирование рынка труда в России.

Экономисты отмечают, что даже в самые сложные для всей России 1990-е годы уровень безработицы в Екатеринбурге определялся сравнительно низкими показателями. И в настоящее время, благодаря развитой и диверсифицированной экономике, уровень безработицы в столице Урала является одним из самых низких в России.

Текст подготовила Елена Порунова

источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 2.2.2016, 15:05
Сообщение #70


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



История: 110 лет назад была основана глазная лечебница Миславского

Строительство глазной лечебницы имени Миславского завершилось в 1906 году.


Изображение

В 1901 году, к 50-летию врачебной деятельности выдающегося хирурга Миславского, Уральское медицинское общество организовало сбор средств горожан для строительства глазной лечебницы.
Имя Александра Миславского - почетного гражданина города, уважаемого врача, вернувшего зрение более 10 тысячам уральцев, было хорошо известно всем жителям Екатеринбурга, поэтому деньги на строительство больницы граждане несли охотно. В то время на содержание казенных больниц выделялось крайне мало средств. У населения же была колоссальная потребность в услугах офтальмологов.

Как свидетельствуют историки, до появления глазной клиники Миславского, на Урале подобное специализированное медицинское заведение имелось только в Перми. Между тем, повсеместно свирепствовала эпидемия трахомы - инфекционного заболевания глаз, которое приводит к слепоте. Эта болезнь грязных рук преследовала уральский мастеровой люд. Рабочие зачастую вытирали пот с лица и протирали глаза грязными руками, занося инфекцию. Лечение трахомы при этом было несложным и основывалось на прижигании. Но делать эту процедуру необходимо было специалистам и в надлежащих условиях, именно поэтому в 1901 году Александр Миславский поставил вопрос об учреждении в Екатеринбурге бесплатной глазной лечебницы для простого народа.

Строительство офтальмологической больницы Миславского в Екатеринбурге - один из ярчайших примеров, когда люди сплотились, собрали деньги и построили столь необходимое обществу медицинское учреждение, сыгравшее важную роль в развитии городского здравоохранения. Современники отмечали, что в процессе сбора средств на клинику пожертвования были значительными. Например, горожанин П.М. Писарев пожертвовал торговые бани, которые в случае смерти наследницы становились собственностью больницы, что и произошло впоследствии.

Лечебный комплекс Миславского в Екатеринбурге стал образцом архитектуры начала XX века, реализованный с использованием декоративных приемов и форм «кирпичного» стиля. Сооружался он по проекту инженера-технолога А.А. Шалабанова. По случаю завершения строительства горожане устроили праздник. Фотографии в начале прошлого века делали крайне редко, но в связи с исключительностью события была сделана фотокарточка и выпущена серия открыток с видом уникальной клиники. Что же касается внутреннего устройства, то изначально лечебница имела 12 коек. В последствие стационар клиники был расширен до 50 коек, и еще при жизни Александра Миславского ей было присвоено его имя.

Стоит отметить, что эта лечебница функционирует до сих пор. В настоящее время в ее здании, расположенном на улице Челюскинцев, размещается глазное гнойное отделение городской клинической больницы № 2, которая продолжает носить имя Миславского.

Справка

Александр Андреевич Миславский родился в 1828 году в семье служащегоКамско-Воткинского завода Вятской губернии. В 1851 году он окончил медицинский факультет Казанского университета. 10 сентября 1851 года Александр Андреевич прибыл на службу на Урал в Турьинские рудники, где в 1852 году он произвел первую на Урале и третью в России операцию по удалению зоба. Через год хирург сделал первую на Урале операцию по удалению катаракты. В 1856 году Миславский переехал в Екатеринбург для работы на Нижне-Исетском заводе. Спустя три года он принял предложение владельцев Верхне-Исетского завода возглавить заводской госпиталь, которым в последствии он успешно руководил в течении полувека. За 50 лет врачебной деятельности им было выполнено 10 тысяч операций, принято 300 тысяч пациентов, проведен миллион обходов больных. Имя Миславского сегодня носит Центральная городская больница № 2 Екатеринбурга. А комплекс зданий бывшей глазной больницы, где практиковал Александр Миславский, признано объектом культурного наследия. Умер Александр Андреевич в возрасте 86 лет в декабре 1914 года.

источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 2.2.2016, 15:06
Сообщение #71


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



История: 190 лет назад Харитоновский парк украсил Екатеринбург

Территория усадьбы дошла до наших дней практически без изменений и уже почти два столетия является одним из самых популярных мест отдыха горожан.


Изображение
Парк, сегодня известный также как Харитоновский, ведет свою историю с 1826 года.


Парк «Усадьба Расторгуева-Харитонова» - один из любимейших парков гостей и жителей уральской столицы. Сегодня это единственный сохранившийся в Екатеринбурге образец ландшафтного искусства первой половины XIX века.

Его устроители отдали предпочтение традиционно английскому стилю, использовав как естественный ландшафт местности, так и искусственное преобразование рельефа. В итоге, на его территории появилось озеро с насыпными островками, от которого расходятся три аллеи, петляющие среди лип и лиственниц, ровесниц парка - сегодня это одни самых старых деревьев Екатеринбурга.

Харитоновский парк всегда был открыт для посетителей, по сути, став первым общественным парком города. В целом, территория усадьбы дошла до наших дней практически без изменений и уже почти два столетия является одним из самых популярных мест отдыха горожан.

Однако были за время существования парка и преобразования. Так, изначально его территорию украшала прекрасная деревянная ротонда. А всем известная островная беседка с перекинутым к ней мостиком, ставшая своеобразным символом парка, появилась только в 30-е годы XX века в ходе масштабной реконструкции усадьбы, начатой в 1935 году под руководством архитектора В.В. Емельянова. Кроме того, в советские времена усадьба именовалась Парком пионеров, а историческое название вернула лишь в 1987 году.

Нельзя не сказать о том, что усадьбу окутывает множество легенд и историй. Так, одна из них рассказывает о старинных подземных ходах, расположенных под территорией парка. По одной из версий купец-старовер Лев Расторгуев, опасаясь гонений, проложил из дома ходы до городского пруда. По другой, эти ходы - остатки тайных штолен, где Расторгуев добывал золото.

Так это или нет, сегодня можно только предполагать. Но то, что сегодня Харитоновский парк один из красивейших уголков уральской столицы - неоспоримый факт.

источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Игорь Б.
сообщение 15.2.2016, 14:16
Сообщение #72


Постоянный участник
****

Группа: Пользователи
Сообщений: 3 406
Регистрация: 11.11.2009
Пользователь №: 4 382



О Хлебной площади в 30-ые годы:
Цитата
"В те годы возле школы (Добролюбова 19А), где сейчас замечательный дендрологический парк, был большой пустырь. На этом пустыре стояла водозаборная будка, где продавалась вода - два ведра за 2 копейки. Еще на этом пустыре было болото, все жители, близ лежащих домов, засыпали его мусором, камнями, чтобы поднять это место. В этой работе принимали участие и учащиеся школы. тут же они разбили пришкольный участок, где выращивали овощи"
http://школа10.екатеринбург.рф/info/item/626


--------------------
Ответы на все вопросы, связанные с гибелью группы Дятлова:
http://1723.ru/forums/index.php?s=&sho...ost&p=96338

Все доказательства гибели группы Дятлова от "химического оружия" росомахи:
http://1723.ru/forums/index.php?s=&sho...ost&p=69286
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Игорь Б.
сообщение 10.5.2016, 21:57
Сообщение #73


Постоянный участник
****

Группа: Пользователи
Сообщений: 3 406
Регистрация: 11.11.2009
Пользователь №: 4 382



Цитата из предыдущего сообщения:
Цитата
Еще на этом пустыре было болото...

Есть версия, что название улицы Отрясихинская (Радищева) произошло не из-за некоего кабака "Отряси нога", существование которого никем не доказано, а из-за того, что улица начиналась от трясины, которая в 1730-х годах должна была быть в самом низком месте улицы:
https://old.maps.yandex.ru/-/CVTbRBLV


--------------------
Ответы на все вопросы, связанные с гибелью группы Дятлова:
http://1723.ru/forums/index.php?s=&sho...ost&p=96338

Все доказательства гибели группы Дятлова от "химического оружия" росомахи:
http://1723.ru/forums/index.php?s=&sho...ost&p=69286
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Nath
сообщение 28.3.2017, 15:07
Сообщение #74


Постоянный участник
****

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 820
Регистрация: 16.11.2006
Пользователь №: 24



Огромный массив информации и фотографий Екатеринбурга в публикациях Ю.М. Сытникова находится в электронном архиве УрФУ.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 28.3.2017, 20:18
Сообщение #75


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Спасибо, Nath! Очень ценные материалы!


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 25.6.2017, 18:22
Сообщение #76


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Страховой Полис, 1917 год
Российское общество страхования капиталов и доходов «Жизнь».

Изображение

Жительница города Екатеринбурга, уроженка Верхне-Удинска Забайкальской области 22-х летняя крестьянка Зинаида Григорьевна Устьянцева 27 октября 1917 года заключила двадцатилетний договор страхования жизни на 3000 (Три тысячи рублей) до 27 октября 1937 года.
Страховательница обязалась вносить ежегодный платеж в сумме 131 рубля ежеквартальными равнозначными платежами 27 октября, 27 января, 27 апреля и 27 июля в размере 32 рублей 75 копеек.
Зинаида Устьянцева заплатила два взноса в июне и в ноябре 1918 года в Главном Агентстве Страхового Общества «Жизнь» для Уральского округа, располагавшемся по адресу: г. Екатеринбург, ул. Усольцевская 52. В настоящее время — это улица Сакко и Ванцетти.
Согласно условиям страхования общество «Жизнь» освобождается от уплаты по полису в течение пяти первых лет со дня вступления страхования в силу, если смерть страхователя наступит во время полета на каком бы то ни было воздухоплавательном или летательном аппарате, или вследствие полученного при этом повреждения.

Немного информации о Страховом Обществе «Жизнь»


Изображение

Российское общество страхования капиталов и доходов «Жизнь» было образовано в 1835 году и получило название «Российское общество для застрахования пожизненных и других срочных доходов и денежных капиталов».
Позднее, в 1910 году в канун своего 75-летия, оно дополнило свое имя вторым более коротким словом — «Жизнь» Компания получала от правительства исключительное право на страхование жизни в России. Монополия заключалась в том, что в течение ближайших 20 лет «никакое другое общество ни в России, ни в чужих краях» не имело право производить операции, разрешенные учреждаемому обществу. Агентам иностранных страховщиков было запрещено заключать договора под угрозой штрафа в 20% от страховой суммы. Исключением являлся письменный отказ от страхования самой компании. Единственным налогом стала пошлина в 25 копеек с 1000 рублей страховой суммы.
Декрет Советского правительства от 18 ноября 1919 года «Об аннулировании договоров по страхованию жизни» подвел окончательную черту в истории страхования жизни в России. Какую-либо компенсацию владельцам полисов он не предусматривал.

Источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 25.6.2017, 19:36
Сообщение #77


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Тамплиер с улицы Тверитина

В 1920-х годах уральским чекистам пришлось схлестнуться с древним тайным орденом
Лев КОЩЕЕВ

Местным краеведам эта история оставалась неизвестна десятилетия по той причине, что все материалы оказались в архивах Москвы и Краснодара.
Чем и кем только не занимались чекисты той поры! Следили за американскими разведчиками, действовавшими под видом «спасителей от голода», советовали горнякам, как тем работать. Листая архивы, быстро перестаешь чему-либо удивляться. Но когда мелькает слово «тамплиеры», спина холодеет — что-о?!

Изображение
В центре — один из руководителей ОГПУ на Урале в 1920-х Григорий Семенович Мороз,
участник октябрьских событий 1917 года в Петрограде.


Из глубины веков

Тут для тех, кто не особо осведомлен, стоит пояснить: военно-монашеский орден тамплиеров (храмовников) был учрежден в 1118 году французскими рыцарями. Вступавшие в орден дворяне клялись безвозмездно защищать отвоеванные у иноверцев земли в Палестине и христианских паломников к святым местам. За два века орден стал могущественнее любого европейского монарха или папы римского. Скорее всего, это его и сгубило — в 1307 году тамплиеры были арестованы и почти все казнены, имущество конфисковано. Формально их обвинили в ереси и сатанизме.Вполне возможно, это было клеветой, но в итоге родилась легенда, что тамплиеры владели неким сокровенным знанием, ушли в глубокое подполье и теперь тайно правят миром. Из того же разряда ничем не доказанное утверждение, будто тесные контакты с тамплиерами поддерживал владимирский князь Андрей Боголюбский, а после разгрома в Западной Европе многие воины ордена бежали в Россию, прихватив с собой сокровища — как драгоценности, так и Священный Грааль.

Причуды пожилого революционера
Мистицизм, идеи духовного совершенствования и до революции были востребованы в среде русской интеллигенции, не утратили они популярности и с приходом советской власти. Кинорежиссер Александр Эйзенштейн, театральные деятели Михаил Чехов, Юрий Завадский, Рубен Симонов — все они были членами различных тайных орденов.
Однако история «советского тамплиерства» началась с того, что в конце 1917 года на родину из эмиграции вернулся давний борец с самодержавием Аполлон Карелин. Когда-то он был народником, потом примкнул к народовольцам, стал эсером, а в 1911 году проникся идеями анархистов.
Нескольким своим знакомым в Москве Карелин поведал, что в эмиграции вступил в ряды тамплиеров и даже уполномочен сформировать на Родине «восточный отряд» ордена. Он был убежден, что между тамплиерством и анархизмом есть глубокое идейное родство.

Заблудшие чудаки
Одним из сподвижников Карелина был Н. К. Богомолов. К тому иногда во время приездов в Москву заглядывал одноклассник по реальному училищу екатеринбуржец Николай Ладыженский, очень интересующийся оккультизмом. В 1919 году Богомолов познакомил его с Карелиным. В 1926-м Богомолов посоветовал Ладыженскому создать дома кружок из соратников по увлечению. Мол, так у вас дело пойдет быстрей. И даже быстренько посвятил Ладыженского в тамплиеры.
Ладыженский собрал в Свердловске «мистический кружок Эона» («МикруЭ»). В его домике на улице Тверитина собиралось человек десять увлеченных мистицизмом — рабочие, служащие. Так появилась самая, возможно, северо-восточная за всю историю старинного ордена его организация.
Правда, вроде бы собрания кружка участникам быстро наскучили: какие-то полудетские ритуалы с передачей розы по кругу, обсуждения евангельских текстов... Каждый кружковец интересовался чем-то своим, но все они так и не получили в кружке ничего для себя интересного.

Потомок династии

Среди прочих кружковцев бросается в глаза имя Константина Ошуркова. Да-да, сын Михаила Михайловича, владевшего очаровательным поместьем на Архиерейской улице (ныне Чапаева) представителя известного в городе клана предпринимателей.
В краеведческих книгах можно прочитать, что «семья готовила Константина по торговой части». Однако, как выясняется, это не совсем так. Михаил Михайлович умер, когда Костя был совсем маленьким, и дядья капитально обделили его при дележе наследства. Выросши, он попытался восстановить справедливость. Причем в суде его представлял не кто-нибудь, а молодой юрист Николай Крестинский. В 1918 году большевик Крестинский станет… министром финансов всей Советской России.
Константин действительно какое-то время учился в Петербурге на юриста, но потом понял, что это «не его», и занялся изучением археологии. В эмиграцию после революции не уехал, переменил множество работ — был и пчеловодом, и хранителем коллекций биофака УрГУ. В описываемое время жил в селе Курманка, изготавливал для музеев макеты.

Опаленные солнцем
Посиделки в доме Ладыженского то ли остались незамеченными ОГПУ, то ли уральские чекисты сочли их безобидными. Словом, все бы обошлось, если бы часть кружковцев, включая самого Ладыженского, не попыталась улучшить свой быт. Устав от жизни впроголодь и мрачной уральской погоды, они друг за другом перебирались туда, где солнце ярче и яблоки падают на голову — в Сочи.
Тогда тот был не сияющим курортом, а, наоборот, глухим захолустьем, где было довольно много пустовавших земель. Прознав про это, сюда потянулись на житье мистики, богоискатели, толстовцы со всей страны. Казалось, что благодатная природа щедро обеспечит пропитанием, да и в прочем обстановка идеальна для духовных поисков.
О конспирации вообще не пеклись. Возникали целые селения оккультистов, на территории которых советской власти практически не было — ни партячеек, ни профкомов, ни сбора средств на аэропланы. Да и в разговорах с местными поселенцы не считали нужным скрывать свое негативное отношение к большевикам, которых они не любили в особенности за гонения на религию.
И ведь все это у самой границы. Вдруг завтра высадка интервентов — а тут сотни человек контрреволюционного элемента…

Злосчастное письмо
У черноморских чекистов копилась тревожная информация, но, вполне вероятно, именно действия Ладыженского стали спусковым крючком. Беспокоясь, как найти работу на новом месте, он по пути сделал остановку и нанес визит все тому же Богомолову. У того и вправду в Сочи оказался знакомый Яков Чага, и он дал рекомендательное письмо к нему. Толку от этого не было никакого, Чага с трудоустройством помогать не стал. Но для чекистов все это стало доказательством связи кавказских мистиков в лице Чаги с московскими анархистами. Его заподозрили в создании тайной организации на Северном Кавказе.
В августе 1930-го полсотни сочинских оккультистов были арестованы пограничной комендатурой. Практически день в день на допросе в ОГПУ оказались и оставшиеся в Свердловске знакомые Ладыженского, к тому времени уже выявленные следствием.
Практически все арестованные «сочинцы» в итоге получили по три-пять лет лагерей. Аналогичных сведений по «уральцам» нет. Возможно, им удалось убедить чекистов, что никакой политикой «МикруЭ» не занимался. Так ли это было, действительно ли кружок Ладыженского был наивной и бестолковой затеей? Или настоящей тайной боевой организацией, объединившей людей, которым нечего терять? Мы уже не узнаем, видимо, никогда.
Что же касается Ладыженского, он был этапирован в Москву, где давал подробные показания против Богомолова и тех, с кем тот его знакомил в столице. Так стартовало объемистое «Дело «Ордена света»», в ходе которого была разгромлена московская организация «анархо-тамплиеров».

Источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 25.7.2017, 21:34
Сообщение #78


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Золотом и салом

Купцы Баландины подарили старообрядцам Екатеринбурга храм, а горожанам — мост

Сергей СКРОБОВ

Прикрепленное изображение
Особняк на ул. Розы Люксембург, 75. Фото: Наталья ЖИГАРЕВА.

Немногим век назад каждый екатеринбуржец, проезжая по Вознесенскому проспекту в сторону железнодорожного вокзала, пересекал реку Мельковку. С 1856 года проспект украшал красивый каменный мост, построенный на средства купца Степана Баландина. Мост исчез лишь в 1930-х годах вместе с самой рекой, заключенной в подземную трубу под современной улицей Шевченко.

Купец был выходцем из старообрядческой семьи, которая имела отношение к четырем самым влиятельным салотопленным фирмам Урала XIX века. Наряду с семействами Бородиных, Тарасовых и Ошурковых, Баландины имели свой торговый оборот в два миллиона рублей в год, отправляя через петербургский и таганрогский порты сотни тысяч пудов сала для Западной Европы и Константинополя.

Семья была настолько большая, что в итоге породнилась едва ли не со всеми влиятельными гражданами уральского бизнеса — Толстиковыми, Верходановыми и Рязановыми. Имели они многочисленные жилые усадьбы на улицах Уктусской и Большой Вознесенской, Водочной и Главном проспекте.

Среди наиболее известных из женщин этого рода была Александра Ивановна Баландина, вышедшая замуж за екатеринбургского врача Владимира Александровича Падучева. Горожанам она запомнилась как действительный член общества попечительства о начальном образовании в Екатеринбурге и член «Дамского кружка», который организовывал сбор теплых вещей для фронтовиков, табака, уход за ранеными в госпиталях Первой мировой войны.

Но подлинную власть и богатство Баландины заработали на золоте. Слухи о россыпях сибирского золота ходили с середины XVIII века, но первыми добрались до сибирского золота екатеринбургские сальники только в начале 1830-х годов. Тогда в Сибирь промышленниками Рязановыми была послана разведочная партия под руководством то ли Степана, то ли Алексея Ивановича Баландина. Баснословное содержание таежного золота в открытой россыпи дало возможность промывать сразу по пуду «презренного металла» ежедневно. Этот-то поток золота и хлынул в Екатеринбург, превратив его на время в «золотую столицу» России.

После такой удачи купец второй гильдии Степан (Стефан) Иванович Баландин заказал для своей домовой часовни памятную икону «Рождество Христово», которую для него в 1832—1837 годах исполнила невьянская мастерская Богатыревых. В каком своем особняке он держал памятную икону, неизвестно.

Самым главным домом семьи был каменный особняк с мезонином на левой стороне улицы Архиерейской (ныне ул. Чапаева, 7). Но особо известным стало здание, в котором ныне разместился Учебный театр Екатеринбургского театрального института. Этот участок купеческая семья Баландиных приобрела 15 февраля 1805 года. А с 1873 года купчиха Клавдия Аникеевна Баландина передала здание под «Екатеринбургское Общественное Собрание» — первый городской клуб «для приятного препровождения времени в дозволенных играх, чтении газет и журналов».

Но вернемся в середину XIX века. Так, весной 1861 года родилось новое «Екатеринбургское товарищество» по добыче золота. Пайщиками его стали и без того уже богатые староверы — Г. Ф. Казанцев, С. И. Баландин, А. Я. аритонов и С. Л. Тарасов еще больше разбогатели на невиданном предприятии. Именно в это время один из жилых домов купеческой семьи передается в дар местной Свято-Троицкой старообрядческой церкви Белокриницкого согласия. Расположенный ныне на улице Розы Люксембург, 75, он был в 1835 году перестроен «с устройством мезонина по образцовому проекту». Чертеж этого особняка выполнил тогда унтершихтмейстер Д. Волегов и утвердил к строительству городской архитектор М. Малахов. В этом-то здании храм просуществовал вплоть до 5 марта 1930 года. Но еще до этого, в честь 300-летия семьи Романовых, в 1913 году рядом была построена памятная колокольня, от которой ныне осталась лишь нижняя часть. В документах этого «баландинского дара» фигурировал и купец С. В. Янин, помогавший устроить все «в лучшем виде».

От всего богатства староверческого рода Баландиных из его роскошных особняков осталось всего лишь несколько предметов — невьянская икона «Богоматерь Тихвинская», фаянсовые фрагменты гарднеровского столового сервиза XIX века для пирогов, рыбы и утки, а также коллекция из 162 медных монет.

Прикрепленное изображение
Дом купца Баландина на ул. Чапаева, 7.

Кстати
В марте 1931 года во время ремонта чердака здания по ул. Люксембург, 75 заведующим научно-исследовательским отделом Уралоблдортранса А. С. Мачулиным был обнаружен клад медных медалей Санкт-Петербургского монетного двора. Более чем шестьдесят образов отечественной нумизматики были упакованы вместе с такими образцами, как медали в память 50-летия Петербургского университета 1869 года и в память 50-летия Михайловской артиллерийской академии 1870 года, большая и малая медали в память открытия памятника Екатерине Второй 1873 года, медаль Кубанской выставки. Кому принадлежала эта нумизматическая ценность, так никто и не выяснил...

источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
ArtOleg
сообщение 20.9.2017, 23:27
Сообщение #79


Постоянный участник
****

Группа: Администраторы
Сообщений: 12 420
Регистрация: 12.11.2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 6



Екатеринбург. Спортивных событий 1911 год.

Глеб Евгеньевич Котельников разработал и запатентовал ранцевый парашют.

4 января.
Опубликованы правила записи на заграничные поездки в 1911 году.

На Верхисетском катке пожарной дружиной запланированы и проведены культурно-спортивные мероприятия:
23 января – бег дам парой с кавалером. Вечером катание с фейерверком;
30 января – бег для малолетних на побитие рекорда;
2 февраля – костюмированный вечер;
30 января – бег для взрослых на побитие рекорда. Вечером катание с фейерверком.
18 марта. Закрытие катка на городском пруду.
27 ноября. Открытие катка на городском пруду.

28 января.
Выдан патент изобретателю парашюта жителю Екатеринбурга И. Сонтага.

...


Источник


--------------------
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Nath
сообщение 15.11.2017, 14:57
Сообщение #80


Постоянный участник
****

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 820
Регистрация: 16.11.2006
Пользователь №: 24



Нива 1887
РНБ (НЭБ)
Прикрепленное изображение

Прикрепленное изображение

Прикрепленное изображение

Прикрепленное изображение
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

6 страниц V « < 2 3 4 5 6 >
Ответить в эту темуОткрыть новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 21.1.2020, 7:30
Яндекс цитирования