Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: В копилку краеведа
Форум Екатеринбург+Свердловск > Всё о городе. > Общие темы
Страницы: 1, 2, 3
ArtOleg
Цитата
Дома купцов Агафуровых

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

До революции 1917 года в Екатеринбурге жили известные купцы по фамилии Агафуровы. Начало этой купеческой династии положил в 1870-е годы Хисаметдин Агафуров. Первое время он торговал ходовым товаром – фруктами, табаком. За это получил свидетельство купца второй гильдии.
Сыновья Хисаметдина Агафурова – Камалетдин и Зайнетдин – расширили бизнес и создали ставший широко известным «Торговый дом «Братья Агафуровы». Торговля шла успешно. Агафуровы продавали в своих магазинах золотые и серебряные изделия, часы, парфюмерию, принадлежности для охоты, обувь, канцелярские товары и т.д.
К 1903 году Торговый дом имел отделения в Перми, Тюмени, Ирбитской ярмарке, а позже магазины открылись в Москве и даже в Варшаве. Непосредственно перед революцией 1917 года деятельность Торгового дома простиралась на огромную территорию.

Торговый дом "Братья Агафуровы". Здание магазина на ул. Успенской (Вайнера)

Но нас больше интересует Екатеринбург, где и жили успешные купцы. Здесь располагался главный магазин торговой империи Агафуровых, пользовавшийся большой популярностью. Он находился на улице Успенской (ныне - Вайнера). Агафуровы заботились о репутации фирмы, поэтому торговали только высококачественными товарами, а персонал отличался вежливостью. При покупке дорогих вещей горожане могли воспользоваться кредитом или рассрочкой.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Один из братьев – Зайнетдин Агафуров – занимался общественной деятельностью. Он не раз избирался гласным екатеринбургской городской думы, был председателем мусульманского благотворительного общества. Принимал участие в подготовке Всероссийского съезда мусульман. При поддержке Агафуровых в Екатеринбурге были созданы велодром и павильон для конькобежцев на берегу пруда.
Но вот страна погрузилась в революционную смуту. Агафуровы были вынуждены покинуть Россию и эмигрировали в Японию. До наших дней в «стране восходящего солнца» живут потомки известных уральских купцов.

В Екатеринбурге сохранились дома, в которых жили Агафуровы. Первый дом, расположенный ныне по адресу Сакко и Ванцетти, 24 (до революции – Усольцевская улица), построил еще основатель купеческой династии - Хисаметдин Агафуров. В наши дни в этом памятнике истории и архитектуры располагается представительство республики Татарстан в Свердловской области.

Дома купцов Агафуровых на ул. Сакко и Ванцетти, 24
Второй дом Агафуровы построили поблизости (Сакко и Ванцетти, 28). Под домом – огромные подземные сооружения, использовавшиеся купцами под склад и погреб. Сейчас в этой доме – музей быта старого Екатеринбурга.

Дома купцов Агафуровых на ул. Сакко и Ванцетти, 28
В то время знатные люди Екатеринбурга строили свои особняки из долговечного камня, однако Агафуровы почему-то предпочли камню дерево.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Первый дом был построен по проекту архитектора Ю.И. Дютеля, а архитектора второго дома установить не удалось. В декоре зданий использованы восточные мотивы и мусульманская символика.
В 1934 году под каменной опорой ворот нашли клад – увесистый золотой слиток. Согласно легенде, этот клад далеко не единственный.
Оба дома, в которых жили купцы Агафуровы, прекрасно выглядят и в наше время. Красивые, украшенные деревянной резьбой, эти дома притягивают взгляд любого, кто оказывается в этой части города.

Это интересно

Большинство екатеринбуржцев слышали такое устоявшееся выражение, как «агафуровские дачи». Этим топонимом и сейчас именуют психбольницу на Сибирском тракте. Однако у Агафуровых с психическим здоровьем было все в полном порядке. Откуда же пошло это название? Дело в том, что до прихода советской власти в сосновом бору на Сибирском тракте располагалась дача купцов Агафуровых. И когда в 1914 году на 8-м километре Сибирского тракта открыли психиатрическую лечебницу, то давали привязку «рядом с дачей Агафуровых». Вскоре слово «рядом» стерлось и психбольницу стали называть «агафуровскими дачами».


ссылка
ArtOleg
Цитата


http://vk.com/wall-33527905_520
ArtOleg
О предках Виктора Коровина золотопромышленниках, врачах и героях
23/03/2006

Из книги Сергея Агеева и Владимира Микитюка "Рязановы - купцы екатеринбургские". Издательство Института истории и археологии УрО РАН, 1998 г.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Виктор Викторович Коровин - прямой потомок знаменитых екатеринбургских купцов Рязановых и Баландиных, первооткрывателей сибирских золотых россыпей (Аника Рязанов - прапрадед Коровина).

Д.Н. Мамин-Сибиряк так излагал легенду об этих событиях: "В первый раз добрались до сибирского золота екатеринбургские сальники только в начале 30-х годов, когда в Сибирь богатыми промышленниками Рязановыми была послана разведочная партия под руководством Ст. Ив. Баландина.

Эта партия открыла в Мариинском округе Томской губернии богатые россыпи золота. Один Воскресенский прииск дал 600 пудов золота, что по тогдашнему курсу (один пуд золота стоил 13000 рублей) составляло сумму в 8 миллионов рублей...".

Действительно, в 1832 г. в Мариинской тайге Томской губернии Степан Иванович Баландин открыл богатейшие Кундустуюльские россыпи, где, как утверждали очевидцы тех событий, "золото гребли лопатой" (экспедиция была организована на средства купца Якима Рязанова).

Пока во главе компании стояли Яким и Аникий Рязановы, дела ее шли успешно. Д.Н. Мамин-Сибиряк не пожалел ярких эпитетов для характеристики Аникия Терентьевича. Вот только некоторые из них: "первый король золотого дела", "великий делец в своей специальности, умевший крепко держать в руках нажитые миллионы". По его мнению, А.Т. Рязанов был на голову выше купечества тогдашнего уровня.

В 1832 г. Аникия Терентьевича избрали городским головой, а Яким Меркурьевич оставался в то же время пусть неформальным, но все же лидером старообрядцев. Во всяком случае он продолжал ходатайствовать перед властями по делам общины. Таким образом, в руках одного клана оказались сосредоточенными и завидный капитал, и руководство городом, и лидерство среди старообрядцев - наиболее зажиточных людей Урала и Сибири. Все это чрезвычайно тревожило правительство, которое уже начало предпринимать меры по ограничению раскола в полном соответствии с духом времени, который обычно называют "эпохой николаевской реакции".

В 1839 г. сбылась, наконец, мечта Якима Меркурьевича, за осуществление которой он так долго боролся - был освящен южный придел построенного им храма во имя Иоанна Златоуста* . Это стало большим событием для всего города - Рязановская церковь, которую старообрядцы в официальных документах именовали "молитвенным домом", оказалась одним из самых больших храмов Екатеринбурга - по размерам она уступала только Екатерининскому и Богоявленскому соборам. Храм был увенчан огромным куполом, высота которого в 1,35 раза превышала высоту самого здания. Улица, которая ведет к храму, с тех пор стала именоваться Златоустовской (ныне - Розы Люксембург).

24 июля 1839 г. Рязановы впервые легально крестили в этом храме нового члена своего большого рода - Петра, сына Александра Якимовича.

По большому счету, Яким Меркурьевич все же добился того, к чему так долго стремилась екатеринбургская старообрядческая община (по крайней мере в своих декларациях) - ведения служб в соответствии с древними преданиями, догматами и уставами. "Двуперстники" получили и своих священников, подбираемых попечителями храма помимо епархии.

Казалось бы, что еще надо? Но большинство старообрядцев медлило с переходом в единоверие. Во всяком случае к 1841 г. список видных купцов, ставших прихожанами Рязановской церкви, пополнился только Диомидом Ивановичем Баландиным. Продолжали упорствовать Аникий Терентьевич Рязанов, Гавриил Фомич и Владимир Кириллович Казанцевы, Савва и Иван Лукичи Тарасовы, Степан Иванович Баландин, Яким Яковлевич Харитонов и другие купцы, в свое время ближайшие соратники Якима Меркурьевича.

Этот "раскол" в верхушке екатеринбургского купечества продолжался до 1845 г., когда Аникий Терентьевич Рязанов пришел молиться в праздник Троицы в Иоанно-Златоустовскую единоверческую церковь. В 1846 г. присоединились к единоверию Николай, Никита и Гавриил Фомичи Казанцевы. Примерно тогда же прихожанами нового храма стали Блохины, Харитоновы, Красильниковы, Коробковы...

Все они внесли свою лепту в дальнейшее строительство и оформление Рязановской церкви. В 1849 г. был освящен северный Никольский придел, в 1852 г., уже после смерти Якима Меркурьевича, начал действовать главный придел во имя Святой Живоначальной Троицы. С тех пор, вплоть до закрытия в 1930 г. большевиками, храм так и назывался - Свято-Троицким. Кстати, в связи с этим некоторые краеведы впадают в ошибку, утверждая, что Яким Меркурьевич построил в Екатеринбурге две церкви - Иоанно-Златоустовскую и Свято-Троицкую. Неофициально же этот храм всегда именовался Рязановским.

По богатству Рязановская церковь была одной из первых в городе - бывшие старообрядцы щедро одаривали храм церковной утварью, драгоценными окладами для книг и икон. В частности, внук Аникия Терентьевича - Николай Викторович Рязанов - пожертвовал Свято-Троицкой церкви замечательную дарохранительницу весом 52 фунта, украшенную драгоценными камнями (ее стоимость оценили в 6 тыс. руб.).

Бесценным достоянием храма были две чудотворные иконы - Казанской Божией Матери и Святого Чудотворца Николая. Первый образ ранее хранился в Казанском женском старообрядческом монастыре в селе Шарташ. По решению правительства этот монастырь (или "скит") был разгромлен в ноябре 1846 г., а проживавших в нем стариц разослали по местам их прежнего жительства. Тогда же были конфискованы многие древние книги, утварь и иконы, которые горные власти передали в Рязановскую церковь. Возможно, что еще одна очень почитаемая реликвия Свято-Троицкой церкви, древнее Евангелие, поступила в этот храм тоже из Шарташского скита.

В мае 1920 г. большевики изъяли из храма 5 пуд. серебра. На одном только окладе чудотворной иконы Казанской Божией матери насчитали 132 бриллианта! К сожалению ничего не известно о судьбе главных реликвий храма - книгах и иконах. Скорее всего они были уничтожены большевиками, как не представлявшие для них абсолютно никакой ценности. А может их прихватили какие-нибудь иностранцы, охотившиеся за русскими раритетами.

После 1930 г. в Рязановской церкви разместился клуб Автодора, потом кинотеатр "Рот Фронт", затем промышленное предприятие, потом ДК автомобилистов. Здание лишилось купола, колокольни и подверглось значительной внутренней перепланировке. Теперь это храм Русской Православной Церкви, которая делает все возможное для приведения его в первозданное состояние.

Своеобразным символом расставания со старообрядчеством стал театр, возведенный Якимом и Аникием Рязановыми при участии Гавриила Фомича Казанцева и Максима Ивановича Коробкова на углу Главного и Вознесенского проспектов в 1847 г. (ныне кинотеатр "Октябрь"). Со временем его посетителями стали даже многие из твердых в вере ревнителей древляго благочестия. Интересно, что бывшие "столпы" старообрядческой общины еще 15 лет владели зданием театра, содержали его и только в 1863 г. пожертвовали городу.

После смерти Якима Меркурьевича несомненным лидером среди екатеринбургского купечества стал Аникий Терентьевич Рязанов. И вскоре он первым из екатеринбуржцев был удостоен звания коммерции советника. В 1847 г. А.Т. Рязанов второй раз баллотировался на пост городского головы и победил с большим преимуществом.

Интересно, что примерно с середины 40-х гг. Аникий Терентьевич начал вкладывать значительные капиталы не только в золотодобывающую промышленность, но также в цветную металлургию и добычу каменного угля. На его и Т.П. Зотова средства купец Никон Абрамович Ушаков провел геологические исследования в Северном Казахстане, в окрестностях Кокчетава. В результате был открыт ряд месторождений каменного угля, свинцовых, медных и серебряных руд.

Аникий Терентьевич скоропостижно скончался 19 февраля 1857 г. то ли от сердечного приступа, то ли от инсульта, в самом зените славы. Его коммерческая деятельность была на подъеме, репутация как купца - безупречной.

Совсем немного не дожил Аникий Терентьевич Рязанов до реформ Александра II, которые направили Россию по новому пути. Одновременно с реформами происходили серьезные изменения в составе екатеринбургского торгово-промышленного класса: именитые купеческие фамилии, которые были известны во многих уголках России, постепенно начали сходили со сцены, уступая дорогу новой поросли коммерсантов, большей частью не имевшей старообрядческих корней.

Вполне возможно, что если бы Аникию Терентьевичу довелось вести свою деятельность в новых условиях, то судьба всей фамилии Рязановых (да и других, связанных с ней родственных узами) могла сложиться совсем иначе. Вспомним, что Д.Н. Мамин-Сибиряк, явно выражая общее мнение, называл его и первым королем золотого дела, и великим дельцом, умевшим крепко держать в руках нажитые миллионы.

Впрочем, процесс упадка древних купеческих родов происходил не столь стремительно, как иной раз описывается в краеведческой литературе. Например, с легкой руки Д.Н. Мамина-Сибиряка, пошла традиция считать, что уже к концу 50-х гг. XIX в. произошел крах частной уральской золотопромышленности, когда из-за многочисленных тяжб, исков и споров со стороны сибиряков, дробления капиталов и разгульной жизни многих уральских купцов почти все они разорились. "Уцелела только фамилия Рязановых. Это был настоящий разгром, отразившийся на всех сторонах жизни бойкого города. Золотой ураган улетел, не оставив после себя даже следов - вернее сказать, не оставив ничего кроме разрушения". Однако эти слова писателя - явное преувеличение, точно так же, как и другое его утверждение о том, что город ничего не получил в результате открытия золотых россыпей в Сибири.

Сибирское золото подняло род Рязановых на недосягаемую, казалось бы, высоту. Символом его удач на сибирских просторах стал дар Аникия Терентьевича в 1834 г. музею Петербургского Горного института золотого самородка с алтайских гор весом в 2 фунта и 79 с половиной золотника. В том же году он пожертвовал другой самородок весом 70 золотников и 48 долей екатеринбургскому минералогическому кабинету.

Заслуги Аникия Терентьевича Рязанова перед Отечеством были столь велики, что даже несмотря на отрицательное отношение властей к старообрядцам, 11 февраля 1835 г. ему было пожаловано потомственное почетное гражданство* , а в 1836 г. его наградили Золотой медалью на Владимирской ленте "за усердие к пользе края и к развитию горной промышленности". Это была вторая награда Аникия Терентьевича - еще совсем молодым, в 1821 г., он был награжден Золотой медалью на Аннинской ленте за "пожертвование казне для присутственного места каменного дома".

В начале 30-х гг. Аникий Терентьевич был удостоен еще и "монаршего благоволения за общеполезное пожертвование в технологический институт и другие учебные заведения" в связи с совершеннолетием наследника престола. В 1838 г. он вновь пожертвовал деньги на училище в Санкт-Петербурге, за что получил "высочайшую благодарность".

Таким образом, неблагожелательное отношение властей не сделало Рязановых противниками режима, они всячески демонстрировали лояльность правительству и продолжали поиски решения наболевшей проблемы легализации своих священников. Как искренне верующие христианине и добропорядочные граждане они не мыслили свою жизнь без духовных пастырей, а такой возможности к концу 30-х гг. уже не было. Более того, власти явно искали повод для начала репрессий против екатеринбургской старообрядческой общины, ее старшин и попечителей. А великолепная, почти достроенная Рязановыми Иоанно-Златоустовская церковь, стояла опечатанной.

За два года до смерти А.Т. Рязанов начал ходатайствовать об устройстве в Екатеринбурге женской богадельни на принадлежавшей ему земле с северной стороны древнего старообрядческого кладбища. Он предназначал этот приют "для призрения убогих, увечных и престарелых, не имеющих пропитания, вдов и сирот, в Екатеринбурге находящихся" и обязался выстроить за свой счет помещение для богадельни на 20 мест, обеспечить его мебелью, посудой и другими необходимыми принадлежностями. Кроме того, он планировал внести в банк на "вечные времена" 5 тыс. руб. серебром, проценты с которых пойдут на содержание приюта. После открытия заведение должно было перейти в заведование правительства.

Но бюрократическая машина крутилась очень долго: сначала главный начальник горных заводов Уральского хребта доложил о намерении коммерции советника министру финансов, тот сделал соответствующее представление Кабинету Министров, одобрившему желание А.Т. Рязанова. Наконец, дело дошло до самого императора, который "высочайше повелеть соизволил: разрешить Рязанову устроить в г. Екатеринбурге, на избранном им месте, приют, наименовав его "Рязановским". Потом надо было еще разработать проект здания, утвердить "Проект правил" и т.д.

Богадельню Аникий Терентьевич так и не успел открыть. Уже после его смерти, 16 июня 1864 г., на том же самом месте была открыта "Рязановская больница", строительство которой обошлось Рязановым в 6 тыс. рублей. Содержалась она на средства коммерции советницы Анны Семеновны Рязановой.

Первоначально в больнице было 15 коек, и предназначались они для неимущих граждан. В городе она пользовалась доброй славой благодаря чистоте и заботе персонала о больных. Интересная подробность: при больнице завели огород, а в хлеву держали корову - свежие овощи и молоко поступали на стол больным. После смерти Анны Семеновны попечителем больницы стал Виктор Аникиевич Рязанов. Регулярную финансовую помощь ей оказывала К.А. Баландина, которая вела активную работу в российской организации Красного Креста и постоянно отчисляла деньги на детский приют; была действительным членом Екатеринбургского благотворительного общества и одно время его председателем (1882-1887 гг.).

Прославилась своими благотворительными делами и внучка Я.М. Рязанова - Е.И. Любимова. В апреле 1875 г. она стала действительным и почетным членом Пермского губернского попечительства детских приютов, непосредственно была попечительницей пермского детского приюта. Е.И. Любимова неоднократно жертвовала значительные средства на нужды образования: 500 руб. на библиотеку Д.Д. Смышляева, 15 тыс. руб. в фонд торговой школы и т.д. Однажды подарила 517 книг библиотеке общества пермских приказчиков.

В 1897 г. ее поблагодарила вдовствующая императрица Мария "за многолетнюю особенно усердную заботливость" о воспитанниках приюта, а в октябре 1900 г. она была пожалована Мариинским знаком I-й степени за 25 лет беспорочной службы в ведомстве императрицы Марии.

ГОРОДСКИЕ ГОЛОВЫ ЕКАТЕРИНБУРГА

1788 - 1790 Купец Меркурий Степанович Рязанов

1790 - 1793 Купец Яков Калашников

1793 - 1796 Купец Егор Степанович Егоров

1796 - 1799 Купец Михаил Федорович Тарасов

1799 - 1802 Купец Иван Родионович Казанцев

1802 - 1805 Купец Семен Захарович Калашников

1805 - 1808 Купец Яков Филиппович Толстиков

1808 - 1811 Купец Яков Филиппович Толстиков

1811 - 1813 Купец Иван Родионович Казанцев

1813 - 1814 Купец Петр Иванович Федоровых

1814 - 1817 Купец Яким Меркурьевич Рязанов

1817 - 1820 Купец Лука Михайлович Тарасов

1820 - 1823 Купец Яким Меркурьевич Рязанов

1823 - 1826 Купец Лука Михайлович Тарасов

1826 - 1829 Купец Петр Яковлевич Харитонов;

1829 - 1832 Купец Семен Фокич Черепанов

1832 - 1835 Купец Аникий Терентьевич Рязанов

1835 - 1838 Купец Алексей Васильевич Дрозжилов

1838 - 1841 Купец Иван Федорович Савельев

1841 - 1844 Купец Яким Меркурьевич Рязанов

1844 - 1847 Купец Максим Иванович Коробков

1847 - 1850 Купец Аникий Терентьевич Рязанов

1850 - 1853 Купец Гавриил Фомич Казанцев

1853 - 1856 Купец Иван Якимович Рязанов

1856 - 1860 Купец Гавриил Фомич Казанцев

1860 - 1863 Купец Михаил Егорович Клопов

1863 - 1866 Купец Михаил Ананьевич Нуров

1866 - апр.1867 Купец Зот Зотович Блохин

Апр. 1867 - 1869 Купец Иван Аникиевич Рязанов

1869 - 1872 Купец Василий Васильевич Кривцов

1872 - 1876 Горный инж. Владимир Александрович Грамматчиков

1876 - 1880 Купец Михаил Ананьевич Нуров

1880 - 1884 Купец Василий Васильевич Кривцов

1884 - 1894 Купец Илья Иванович Симанов

1894 - 1895 Горный инженер Александр Александрович Черкасов

1895 - 1898 Инженер-технолог Иван Семенович Бурдаков

1898 - 1902 Купеческий сын Гавриил Гавриилович Казанцев

1902 - 1908 Купец Иван Константинович Анфиногенов

1908 - 1917 Чиновник Александр Евлампиевич Обухов

Нояб. 1917 - март 1918 Журналист, революционер Сергей Егорович Чуцкаев

июль 1918 - июль 1919 Дорожный инженер Никита Алексеевич Либединский

Род Падучевых, с которым Рязановы породнились благодаря браку между Александрой Ивановной Баландиной (внучкой А.Т. Рязанова) и врачом Владимиром Александровичем Падучевым (см. схемы 12 и 35), происходит от казенных людей горного ведомства. Именно к этому сословию относился Александр Иванович Падучев - отец врача, который родился около 1824 г., а его родным городом являлась, по всей вероятности, Сатка.

Александру Падучеву как человеку горного ведомства предстояло отслужить в нем не менее четверти века. Именно отслужить - настолько военизированной была служба на казенных заводах. Только после этого он мог удалиться от дел, но вместо него к службе должны были приступить сыновья. Таков был порядок. Но при всем при том казенные мастеровые, в отличие от крепостных частных заводов, имели определенные перспективы - талантливые и усердные могли получить хорошее образование в ведомственных учебных заведениях.

Одна из горных школ действовала тогда в Сатке. Ее и окончил в августе 1838 г. Александр Падучев.

Из зданий, спроектированных Александром Ивановичем Падучевым для жителей Екатеринбурга, в краеведческой литературе обычно отмечают дом Надежды Аникиевны Сусловой по ул. Златоустовской, 5. Здесь архитектор смешал элементы двух стилей - классицизма и барокко. В этом здании в 1885 г. открылась контора "Товарищество П.Н. Яблочкова и Ко в России", положившая начало электрическому освещению Екатеринбурга. Очень вероятно, что это был не единственный случай, когда А.И. Падучев выполнял проекты зданий для своих будущих родственников - у Рязановых и Баландиных было много домов в городе.

Наиболее важным вкладом Падучева в архитектуру Екатеринбурга является дом коллежского асессора (затем надворного советника) Николая Ивановича Севастьянова, выкупленного у него в 1874 г. казной для размещения в нем Окружного суда. Здание это удачно расположено вдоль Главного проспекта (ныне ул. Ленина, 35) и городского пруда и придает центру города своеобразный и неповторимый вид. По своей архитектурной форме дом Н.И. Севастьянова весьма оригинален. С одной стороны, он относится к постройкам позднейшего классицизма. Именно для этого стиля характерен бельведер - вышка в угловой части здания. Но, благодаря обильным украшениям и отдельным деталям на фасаде и внутри здания, характерным для готического стиля, его можно отнести и к типу архитектурных сооружений, выстроенных в псевдоготическом ключе. Возможно поэтому иногда утверждают, что дом спроектирован неизвестным итальянским архитектором.

Первенцем в семье Падучевых стала Елизавета, родившаяся 31 августа 1857 г. О ее судьбе у авторов нет никаких данных.

Следующим и последним ребенком в семье был Владимир. Он родился 21 июня 1859 г., а его крестными, как записано в метрической книге Вознесенской церкви, стали "царскосельский 2-й гильдии купецкий сын Иоаким Егоров Жмаев и долматовская мещанская девица Анфиса Осипова Малявина".

После окончания в 1877 г. екатеринбургской гимназии Владимир Александрович учился в Санкт-Петербургской военно-медицинской академии. Стоило это довольно дорого и, вполне возможно, что обучение в столице не обошлось без материальной поддержки крестного. Со 2 мая 1883 г. В.А. Падучев приступил к работе в екатеринбургской городской больнице, точнее, в ее Рязановском отделении. Так еще раз пересеклись пути золотопромышленников и Падучевых. Рекомендовал его на должность "второго врача" один из "отцов города" Илья Иванович Симанов, один из членов попечительского совета больницы. Впрочем, все члены совета тоже прекрасно знали вчерашнего студента, считали его весьма серьезным человеком и грамотным врачом. Так что за кандидатуру Падучева проголосовали единогласно.

Что представляли из себя екатеринбургские лечебные заведения в то время? Первая больница, состоящая в ведомстве городского управления, открылась 12 декабря 1876 г. Первоначально она размещалась в каменном здании, принадлежащем городу, и было в ней всего 45 коек. Потом больницу расширили сначала до 80, затем до 122 коек в трех каменных и пяти деревянных корпусах.

Но, как уже говорилось, благодаря Рязановым еще в 1864 г. открылась частная больница для неимущих сначала на 15 коек, а потом к ним добавились еще 8. В начале восьмидесятых годов эта больничка стала отделением городской. Как раз в это время в ней и появился Владимир Александрович, которому суждено было отработать там почти 36 лет. Имя В.А. Падучева встречается также в списке врачей роддома.

С 1889 г., когда скончался старший врач Александр Генрихович Фолькман, всем больничным комплексом стал заведывать Владимир Александрович Падучев, оставаясь в то же время врачом Рязановского отделения. Нетрудно подсчитать, что главному врачу больницы было тогда всего 30 лет.

Под его руководством больница стала неузнаваемой: были организованы хирургическое, инфекционное и психиатрическое отделения; открылись аптека с лабораторией, дезинфекционная камера и прачечная; был построен целый "больничный городок". В результате его деятельности количество больных, проходивших курс лечения в больнице, увеличилось за три десятилетия в 3 раза.

Многие нововведения Владимиру Александровичу приходилось буквально "выбивать" у городских властей. Но он был не просто настойчивым человеком. Современники отмечали искреннее желание врача помочь страждущим, зачастую не имеющих средств на лечение у частных врачей. Проникнутые убежденностью речи Падучева в городской Думе растапливали холодные расчеты отцов города, постоянно ссылавшихся на тощий бюджет. В этом общественность Екатеринбурга усматривала несомненную заслугу врача.

Те, кто хорошо знал его, отмечали уравновешенность характера, взвешенность и отточенную логику суждений, которая отсекала любые надуманные аргументы оппонентов.

Владимир Александрович был врачом широкого профиля - занимался и хирургией, и терапией, и акушерством, и инфекционными заболеваниями. Достоверно известно, что в конце 1890 - начале 1891 г., вместе с другим врачом, Александром Эдуардовичем Ландезеном, он ездил в Берлин для изучения "коховского" метода лечения туберкулеза. Болезнь эта нещадно косила екатеринбуржцев всех сословий, невзирая на то, богатые они были или бедные. Деньги на поездку выделил екатеринбургский купец М.Ф. Рожнов, уже упоминавшийся ранее один из крупнейших на Урале виноторговцев.

В то же время В.А. Падучева можно назвать и санитарным врачом, так как он непосредственно контролировал городские источники водоснабжения, качество продуктов, реализуемых на рынках, бойни и т.д. Была у него еще и официальная служба в качестве чиновника - он преподавал гигиену в городском четырехклассном училище и там же, с 1 сентября 1884 г., работал врачом. С 1887 г. В.А. Падучев работал также врачом Императорской гранильной фабрики.

Как и многие другие представители интеллигенции Екатеринбурга, Владимир Александрович являлся членом Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ). Кроме того, был одним из учредителей и почетных членов Уральского медицинского общества, где отвечал за формирование библиотеки.

В течение 29 лет Владимир Александрович Падучев неизменно пользовался симпатиями горожан-избирателей - с 1888 по 1917 г. был гласным городской Думы. Причем избирался он абсолютным большинством голосов: на выборах 2 мая 1894 г. за него проголосовали 116 чел., а против только 52. В то же время за Гавриила Гаврииловича Казанцева, ставшего через четыре года городским головой, тогда было подано только 100 голосов, а против - 73.

Секрет столь длительной популярности В.А. Падучева среди избирателей Екатеринбурга заключался в том, что он не кричал на каждом шагу о своих политических убеждениях, а просто считал работу в городской Думе необходимым продолжением своей основной деятельности. Как гласный Думы он непрерывно требовал корректирования затратной части городского бюджета в пользу здравоохранения и часто добивался своей цели. А постановления городской Думы, принимаемые по его инициативе, становились реальными инструментами улучшения санитарного состояния города. И его общественная работа была небезуспешной. Эпидемия холеры, бушевавшая в России в 1892 г., не смогла собрать существенной дани в Екатеринбурге в чем явная заслуга и Владимира Александровича.

Надо отметить, что в Думе у В.А. Падучева было немало единомышленников, с помощью которых часто и проводились в жизнь его задумки. Среди них следует назвать прежде всего городского голову Илью Ивановича Симанова. Благодаря заслуженной репутации честного и неподкупного человека В.А. Падучев избирался членом ревизионной комиссии Думы, комиссии по постройке нового городского театра, а затем театральной комиссии. Его избирали даже членом исполнительной комиссии по заведыванию делом электрического освещения. Работал он и в комиссии по благоустройству города. Без Падучева не обходилась врачебно-санитарная комиссия и попечительский совет городской больницы.

Некоторое время Владимир Александрович состоял и членом попечительского совета сиротско-воспитательного дома, именовавшегося в честь его создателя купца С.А. Петрова* . В сентябре 1897 г. В.А. Падучева избрали председателем попечительского совета вместо выбывшего с этой должности бывшего городского головы Ильи Ивановича Симанова.

В 1913 г., когда исполнилось 30 лет врачебной деятельности В.А. Падучева, это стало событием для города. Газета "Уральская жизнь" посвятила юбилею часть первой полосы, опубликовав там же и портрет юбиляра, что тогда было редкостью. Особо подчеркивался такой факт: "30 лет неустанной бессменной работы врача не в какой-либо специальной клинике, всецело приспособленной к врачеванию какого либо одного рода недугов, а в городской больнице, куда несут и везут людей со всеми недугами, со всеми разнообразными формами заболеваний, красноречивее всяких слов говорит за себя".

Люди, хорошо знавшие этого городского врача, дали ему тогда такую характеристику: "скромный, невыдвигающийся". Это видно даже из архивных документов. На каком-то этапе карьеры В.А. Падучева как государственного чиновника ему было пожаловано личное дворянство. Скорее всего это произошло с присвоением чина коллежского асессора, дававшего такое право.

И вот что интересно - принадлежностью к дворянству он как бы пренебрегал. В то время было принято в различных документах указывать сословную принадлежность человека. Например, при крещении детей в метрические книги обязательно записывалось сословие родителей: "дворянин", "купец такой-то гильдии", "потомственный почетный гражданин" и т.д. Чиновники обычно указывали свой чин. Падучев же и при крещении своих детей упорно представлялся в Вознесенской церкви не дворянином или чиновником, а просто врачом. Видимо, по мнению Владимира Александровича, это лучше всего характеризовало его положение в обществе.

Впрочем, иной раз его точка зрения встречала непонимание. В 1894 г., заполняя анкету гласного городской Думы, в графе "сословие" он указал "врач". Анкета вернулась из канцелярии пермского губернатора с разъяснением, что врач это профессия, а не сословие.

Точная дата смерти В.А. Падучева не известна. Есть только данные о том, что умер он осенью страшного 1919 г. от тифа, заразившись им в больнице и был похоронен на той части Михайловского кладбища, которая в настоящее время снесена.

Александра Ивановна Падучева скончалась в 1937 г. О ней известно, что и она в меру своих возможностей занималась до 1917 г. благотворительной деятельностью - являлась членом правления общества помощи недостаточным ученицам женской гимназии (которую она, кстати, окончила). А еще А.И. Падучева была действительным членом общества попечительства о начальном образовании в Екатеринбурге. В 1914-15 гг. она являлась товарищем председателя екатеринбургского Дамского кружка, который организовывал сбор теплых вещей для фронтовиков, табака, уход за ранеными в госпиталях и т.д.

Связь с семьей Баландиных у В.А. Падучева не ограничилась чисто родственными узами - и Клавдия Аникиевна, и Владимир Александрович многое сделали для организации деятельности Общественного собрания Екатеринбурга.

Всеми делами Общественного собрания распоряжались шестеро старшин, избираемых "из числа господ-членов собрания". Длительное время председателем совета старшин являлся Владимир Александрович Падучев. Современники считали, что именно ему обязан своей популярностью клуб, именно он создал в нем дружественную психологическую атмосферу, объединившую екатеринбургскую интеллигенцию.

Род Коровиных издавна, с 1820 г., проживал в селе Белоносово Белоярского района Свердловской области. Именно там в 1879 г. родился Яков Филиппович. Он храбро сражался на русско-японской войне и был награжден четырьмя георгиевскими крестами и пятью медалями, а также именным оружием - револьвером, на котором было выгравировано "Герою Порт-Артура от императора Всероссийского".

Я.Ф. Коровин командовал батареей на Электрическом утесе в Порт-Артуре и, возможно, является прототипом поручика Борейко из романа А.Н. Степанова "Порт-Артур" (хотя образ этот, конечно, собирательный). Автор книги "Порт-Артур" неоднократно бывал у Коровина в гостях в селе Белоносово в 1938 - 1939 гг., когда работал над книгой (она впервые издана в 1942 г.). В двенадцатилетнем возрасте Александр Николаевич Степанов сам участвовал в обороне крепости и знал всех артиллеристов Электрического утеса.

С 1907 г., после возвращения из плена, Яков Филиппович работал продавцом в лавке общества потребителей, с 1925 по 1928 гг. - председателем сельпо, затем стал первым председателем колхоза имени Блюхера. Имел четырех детей - Александру (в замужестве - Карзанова), Лидию (живет в г. Каменск-Уральском), Елизавету и Виктора, ставшего мужем Людмилы Викторовны Падучевой.
--------------------------------------------------------------------

Источник
ArtOleg
Цитата
Екатеринбург — родина носорогов
Архитектурная академия построена «на костях» мамонтов

Уральская столица может гордиться тем, что на его территории когда-то мирно паслись носороги и другие удивительные животные.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Ул. Толмачева, где был найден зуб мамонта. Середина 1930 гг.

В Свердловском государственном архиве сохранилось письмо, адресованное основателю Екатеринбурга Георгу Вильгельму де Геннину. 13 сентября 1734 года Прокофий Столов из Якутска писал «…Мамонтова большого целого зуба в Якутске ныне вскоре приискать не мог и сказывают, что зубов мамонтовых хотя и сыскивают, токмо величиной бывают невелики, не так как рога. А рогов мамонтовых в продаже имеется довольное число, токмо перетирают штуками, которые в продаже имеются на вес по четыре рубля и дешевле пуд, смотря по искусству того. И ежели впредь будущую весну отправляться будут промышленники для оных случаев на промыслы, то как о зубье и рогах мамонтовых и прочих куриозных вещах стараться буду. И ежели получу, с попутчиками до Вашего превосходительства пришлю».

По прошествии почти трех веков не будем разочаровывать основателя Екатеринбурга, которому ради такой необычной прихоти приходилось искать вымерших животных так далеко от Урала. Ведь мамонтовые кости были у него буквально под ногами. Так, Елисеев Михаил Сергеевич, рабочий завода Воеводина, располагавшегося на месте основания города (Плотинки), обнаружил 29 апреля 1935 года отлично сохранившийся зуб мамонта. А всего-то занимался устройством новой физкультурной площадки…

Вообще, поиск мамонтов был совсем не инициативой де Геннина. Еще в 1722 году, отправляясь на Урал, среди прочего он получил указание от императора Петра Первого «сыскать и купить остятских и кунгурских идолов и протчих старинных куриозных вещей и мамонтов целых — в Кунцкамеру». Кости собирались по всему Уралу и Сибири, ныне достойно украшая коллекции Санкт-Петербургских музеев.

Но вернемся к мамонтовым зубам. «Благодаря» тому, что у древних исполинов тоже бывали проблемы со стоматологией, мы можем точно сказать, что слоны по городу ходили в районе современных улиц Мамина-Сибиряка и Малышева. В первом случае зуб был найден в 1948 году рабочим Павловым при строительстве котлована жилого дома, расположенного у Харитоновского сада. Другой зуб «уральского монстра» был обнаружен неизвестным красноармейцем на месте строительства конструктивистского жилого комплекса архитектора Гинзбурга. Прямо из траншеи фундамента дома Уралоблсовета на углу Малышева — Хохрякова подняли еще один зуб.

А вот бивни «уральские слоны» теряли совсем в других местах. В начале 1932 года при строительстве жилого дома Уралснабсбыта, где располагается ныне Архитектурная академия, рабочими строительного участка со стороны улицы Толмачева был выкопан почти целый экземпляр.

Весной 1929 года еще один фрагмент бивня нашли рабочие кирпичного завода № 3 «Новострой» при добыче песка на реке Патрушихе около села Елизавет. Но самым большим удивлением стало то, что во второй половине XIX века жители села Уктус — первоначального и предполагаемого места основания Екатеринбурга — начали с завидным постоянством находить кости древних слонов.

Кстати, если бы уктусцы нашли их в эпоху основания Екатеринбурга, то сказочно бы обогатились. Ведь 13 февраля 1718 года был подписан государственный указ «о приносе родившихся уродцев и сборе монстров»…За уникальные находки выкладывали по 15 рублей — гигантскую сумму по тем временам.

Вообще, слово «мамонт» в российском словаре появилось благодаря сподвижнику императора — Татищеву. Отправленный на Урал, а точнее в Кунгур, летом 1720 года, Василий Никитич услышал от местных жителей, что в знаменитой пещере водится «зверь великостью с великого слона и больше, видом черн, имеет у головы два рога».

Усомнившись в таких россказнях, он самолично полез в пещеру и… естественно, никого не нашел: «ибо это противо естества (кроме маленьких, яко слепущенок) есть». Только позже, съездив в Тобольск, убедившись в том, что на Урале и в Сибири в древние времена водились гигантские слоны, поведал об этом впервые миру на латинском языке в статье «Сказание о звере мамонте». Так, основатель Екатеринбурга стал первым в мировой литературе, кто сообщил научные сведения о мамонтах. Его труд увидел свет в Швеции в 1725 и 1729 годах, а затем и в Лондоне.

Но Екатеринбург был населен в древние времена и другими животными, не менее крупными и уникальными. Доктор завода «Новострой» Упоров, прогуливаясь в 1929 году по берегу Патрушихи в селе Елизавет, обнаружил в песке шейный позвонок широкорогого оленя. Находка прямо-таки уникальная. Вообще, самый полный скелет широкорогого оленя хранится в Венском музее. А второго подобного «красавца» нашли и доставили в 1886 году в Екатеринбург из Камышловского района. Первоначально палеонтологическую находку планировали использовать на местной костной фабрике, чтобы выжечь из нее фосфор. Но благодаря членам Уральского общества любителей естествознания она оказалась в музее Екатеринбурга.

Находили кости неизвестных доисторических животных и гораздо позже. Так, житель Втузгородка Лычков в своем дворе в 1934 году обнаружил палеонтологические останки. Ни он, ни местные власти так и не определили, кому же они принадлежали. А еще по территории современного города массово шатались бизоны, вымершие 15—20 тысяч лет назад. Все эти находки и сейчас можно посмотреть в местном Геологическом музее и в Музее природы в Историческом сквере.

Вернемся к нашим носорогам. Они почти все были покрыты шерстью и пугали мамонтов в районе реки Уктус. Именно там в 1928—1929 годах местным жителем Романовым при работах по добыче песка и глины около бывшего завода Пермякова были найдены черепа древних носорогов.

А одной из последних находок на территории уральской столицы стал случайно выкопанный зуб шерстистого носорога на месте строительства комплекса «Екатеринбург-Сити». Вот такое носорожье место!


Источник
Игорь Б.
Традиции индустрии питания Екатеринбурга; Постоялые дворы и гостиницы Екатеринбурга - файлы повреждены. Кто-нибудь знает как открыть?
Традиции индустрии развлечений - файл исправный.
Автор Каменский С. Ю.
http://s-kamenskiy.ru/index/moi_publikacii/0-80
ArtOleg
Цитата(Игорь Б. @ 1.2.2013, 17:21) *

Традиции индустрии питания Екатеринбурга; Постоялые дворы и гостиницы Екатеринбурга - файлы повреждены. Кто-нибудь знает как открыть?
http://s-kamenskiy.ru/index/moi_publikacii/0-80


У меня открылись нормально. Пересохранил на всякий случай

Традиции индустрии питания Екатеринбурга
http://zalil.ru/34221915

Постоялые дворы и гостиницы Екатеринбурга
http://zalil.ru/34221919
Игорь Б.
Большое спасибо, ваши открылись. Но по-прежнему не открываются в первоисточнике. На случай, если автор читает форум:

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
ArtOleg
Цитата
Друг Щепкина Петр Соколов

Он положил начало будущей славе

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Всем, кто приходит в здание Екатеринбургского музея изобразительных искусств на Плотинке, советую обойти его и рассмотреть с противоположной стороны. Какой любопытный подход к сохранению старинного сооружения, вошедшего в Государственный список памятников истории и культуры Свердловской области! Дом по переулку Воеводина, 5 бережно встроен в новое музейное здание.

Отношение к сооружению понятно. Оно из старейших в Екатеринбурге, ему многим более двухсот лет. Есть и еще два весьма существенных обстоятельства: здание явилось частью первого в городе госпиталя для горнозаводских рабочих, учрежденного вскоре после прибытия на Урал Виллимом де Генниным, и именно здесь в 1843 году прошло первое в Екатеринбурге выступление профессиональной театральной труппы.

Первоначально госпиталь, построенный в 1723 году, был бревенчатым и располагался на территории завода-крепости на правом берегу Исети. В 1730-х годах «Лекарская слобода» переместилась в специально выстроенные на берегу пруда каменные сооружения.

По сохранившимся данным, состоял госпиталь из четырех корпусов, поставленных так, что они образовывали внутренний дворик со входом с Севера. В последующем ансамбль перестраивался и изменялся. И вот поворот судьбы — первый спектакль прибывшей из Казани в 1843 году после опустошительного пожара профессиональной театральной труппы было предписано сыграть именно здесь, в цейхгаузе Александровского горного госпиталя. Велел приспособить помещение для этих целей лично главный начальник горных заводов хребта Уральского генерал-лейтенант Владимир Андреевич Глинка, человек образованный, понимавший значение просвещения и культуры.

Благодаря изысканиям писателя-краеведа Юрия Курочкина до наших дней дошло подробное описание этих событий, опубликованное по свежим следам в столичном журнале «Репертуар и Пантеон».

«По первому объявлению.., когда устраивалось еще театральное здание, — писал в журнале один из екатеринбургских жителей Э. Сибиряков в статье «Екатеринбургский театр», — все места, заменяющие ложи, ценою по 75 к. серебром и все кресла, кроме последних двух рядов, были уже абонированы, так что за неделю до первого представления в счет абонемента невозможно было купить места в остальных последних рядах…Не зная ни труппы, ни достоинств играемых г. Соколовым пиес, абонировать почти весь театр на всю зиму — удивительно!»

Пишет Сибиряков и о вечере спектакля:

«Входы защищены от холодного воздуха особенным устройством. Освещение прекрасное, устройство мест для кресел, для лож и для партера рассчитано с математической аккуратностью, красиво, уютно, как нельзя лучше. Прорез на сцену убран и отделан со вкусом… Начинается представление. Изумление и глубокое молчание царствуют в театре; далее показалась в своей роли примадонна, пропела несколько куплетов, и мертвая тишина переходит в оглушительные рукоплескания, которые уже сопровождают обе пьесы до конца представления. Восторг зрителей был понятный, а торжество г. Соколова полное и заслуженное».

Было это 5 (17) ноября 1843 года, а играли актеры водевили «Женщина-лунатик» А. Шаховского и «Ножка» П. Каратыгина, в главных ролях блистали очаровательная певица и актриса Евдокия Иванова и ее постоянный партнер, первый актер труппы Василий Головинский. Неудивительно, что генерал Глинка незамедлительно приказал местным богатым людям выстроить для актеров собственный каменный театр.

Вообще-то труппа Петра Алексеевича Соколова опиралась не только на популярные в те времена водевили, но и на более серьезный репертуар — недавно написанного Н. Гоголем «Ревизора», оперы «Аскольдова могила» А. Верстовского, «Мельник — колдун, обманщик и сват» А. Аблесимова, сочинения В. Беллини, К. Вебера…

В «Ревизоре», кстати, с неизменным успехом играл Городничего сам Соколов, создавая колоритный и узнаваемый характер. Именно этим спектаклем в феврале 1846 года он открыл первые гастроли труппы в ярмарочном Ирбите. Значимость и художественные достоинства пьесы сразу же оценили передовые деятели отечественного театра, и в первую очередь родоначальник русского сценического реализма Михаил Семенович Щепкин (одна из лучших его ролей). В духе щепкинской реалистической традиции играл Городничего и наш Соколов.

Екатеринбургу повезло, что именно труппа Петра Соколова, друга юности Щепкина, первой двинулась из Поволжья на Восток, на Урал, лежавший до этого вне гастрольных театральных путей. Уроженец Харькова, начавший карьеру чиновника, он рано связал себя с театральной сценой, войдя в состав известной харьковской труппы Ивана Штейна и Осипа Калиновского. В этой же труппе на протяжении пяти лет (1816 — 1821) служил и Щепкин. До 1818 года труппа работала в Харькове, затем почти целиком перебралась в Полтаву. В Харькове-то в течение двух лет эти актеры и играли вместе. Потом вскоре, уже из Полтавы, Щепкина пригласили в Малый театр в Москву, а Соколов к этому времени занялся антрепренерской деятельностью.

Но связи друзей-соратников не прерывались. Щепкин неоднократно приезжал к Соколову в Казань — в 1836, 1838, 1839—1841 годах… Играл свои любимые роли в спектаклях его труппы. И, кстати, именно у Соколова в Казани в 1839 году приглядел Щепкин будущую звезду русской сцены молодого актера Прова Михайловича Садовского и способствовал его приглашению в Малый театр, где тот стал основателем знаменитой актерской династии.

О своих казанских успехах великий артист не раз упоминал в письмах, в частности, к ведущему актеру Александрийского театра в Санкт-Петербурге Ивану Сосницкому.

За 14 лет своей антрепренерской деятельности на Урале Соколов многое сделал для Екатеринбурга, превратив его в истинно театральный город. Ежегодно вывозил труппу, помимо Ирбита, еще и в Пермь (в летний период навигации на Каме). И не случайно, что растущий интерес к театру вскоре породил возникновение в Екатеринбурге также крепкой любительской сцены (Театр Казанцевых). Впереди у города было немало ярких театральных страниц.

Источник
Александр
Цитата
Стихотворение Маяковского с улицы Пушкина

В Екатеринбурге обнаружен новый «адрес» главного советского поэта

Сергей СКРОБОВ, 19 февраля 2013

27 января 1928 года по городу Свердловску гулял Владимир Маяковский. Вроде бы, обычное дело, хотя и довольно неординарное. Как потом «вспоминали» местные краеведы, он якобы заглянул в новую квартиру к одному из рабочих Верх-Исетского завода. А квартира находилась по адресу: проспект Ленина, 5. И после этого поэт Маяковский сразу же написал стих «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру».

По идее, все гладко и складно, если бы не одно — но! Дома на проспекте Ленина, 5 в то время еще не существовало! Конечно, там велись подготовительные строительные работы, но увидеть «новый быт» уральских рабочих поэту явно бы не удалось, при всем его воображении.

Автор данных строк, памятуя о расхожей и всеми принятой истории, задался вопросом: А был ли вообще в Свердловске такой человек, как Иван Козырев?

Ответ нашелся в Государственном архиве Свердловской области. Не будем забывать о том, что главным достоинством новой квартиры была ванная. А на момент написания стихотворения не более пяти жилых зданий города могли похвастаться такой роскошью. Забежим вперед и откроем правду: ни одного Козырева в новостройках Свердловска тех лет не числилось. Может быть, Маяковский просто не расслышал фамилию? Его вообще накануне сильно утомили поклонники и официальные лица, не оставляя в покое даже в гостинице «Ярмаркома» в Банковском переулке.

Но вернемся к поиску. В одном из документов архива читаем: по адресу: «Улица Пушкина, 9, квартира 11» проживает Косырев… Дмитрий Михайлович — 24-летний токарь обкома ВКПб.

Вместе с ним делила комнату в новой благоустроенной коммунальной квартире его молодая жена. Вообще, квартира была загляденье — пять комнат, 22-метровая кухня и всего… 14 жильцов. Хотя нужно отметить, что сам дом был абсолютно элитным. Он входил в комплекс зданий Свердловского обкома ВКПб. Так что версия о том, будто Маяковский сам, вот так просто, пошел к рабочим, явно отпадает. Тем более что почти все дни он проводил вместе с местным руководителем области — Анатолием Парамоновым. Так что воспроизведенные Маяковским слова рабочего, скорее всего, были адресованы совсем не ему, а его «сопровождающему» и непосредственному начальнику:

Во — ширина!
Высота — во!
Проветрена, освещена и согрета.
Все хорошо.
Но больше всего
Мне понравилось — это:
Это белее лунного света, удобней,
Чем земля обетованная,
Это — да что говорить об этом,
Это — ванная.


Кстати, об элитности коммунальной квартиры во «2-м Доме Горсовета», построенном по проекту архитектора Сигизмунда Домбровского, говорил и тот факт, что на перовом этаже были кухня, магазин «Электро», столовая, парикмахерская, книжный распределитель, магазины Уралторга и Осоавиахима. А всего в доме, сданном как раз в начале 1928 года, на 5881 квадратном метре проживало 3917 жителей. То есть по 1 человеку на полтора квадратных метра!!!

Маяковский словами хозяина квартиры так и констатировал в своем стихотворении:

Влажу и думаю:
— Очень правильная
Эта
Наша
Советская власть.


На следующий же день, под вечер, главный советский поэт зашел в редакцию газеты «Уральский рабочий» и продиктовал свои новые стихотворения местной машинистке. Так, с помощью рядовых сотрудников газеты советская литература обогатилась новыми произведениями.

А выбор — верить или нет в новую версию истории создания свердловского стихотворения Маяковского, оставляем вам, читателям.

http://газета-уральский-рабочий.рф/society/6698/
ArtOleg
Цитата
Символ вечности или орудие пыток? 238 лет назад было утверждено клеймо Екатеринбургского завода

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Ровно 238 лет назад, в апреле 1735 года, канцелярия Главного правления заводов в Екатеринбурге издала указ об обязательном клеймении изделий из железа и меди на горных предприятиях.

Для изделий Екатеринбургского казенного железоделательного завода было утверждено клеймо, изображавшее колесо святой Екатерины - покровительницы горного дела. По данным, изложенным в книге Геннадия Елагина «Хроника строительства Екатеринбурга. 1702-2012», колесо символизировало собою вечность.

Впрочем, маловероятно, чтобы разработчики клейма подразумевали столь неспецифическое для христианской цивилизации толкование. В православной и католической традиции колесо ассоциировалось с орудием пыток, которым дробили тела праведников, стоявших за веру. Именно в этом значении символ использовался в канонических изображениях святой великомученицы Екатерины.

Стоит отметить, что, установив в 1735 году требование обязательного клеймения металлургической продукции, Екатеринбург опередил свое время. Указ, по которому надо было неукоснительно клеймить изделия уральских заводов, вышел только 60 лет спустя. Продукция, предназначенная для внутреннего рынка, у разных заводов имела разные товарные знаки. А все, что шло на экспорт, имело знаменитое клеймо «Старый соболь».

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник
ArtOleg
Сибиро-Уральская научная промышленная выставка

Сколько лет понадобилось Уральскому обществу любителей обществознания, чтобы организовать выставку.

Видеосюжет на malina.am
Aeros
Папу Дениса Черкашина - Евгения Александровича - лично знал. Мои родители одно время с ним работали вместе.

Думаю, память об
Е.А.Черкашине должна быть запечатлена в википедии и на 1723.ru в разделе "Выдающиеся екатеринбуржцы..."
1723
Шарташская волость на 1904 год.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
skif
а нельзя ли увидеть стат. данные 1908 года по Артинскому и Михайловскому заводам?
1723
Цитата(skif @ 16.6.2013, 0:59) *

а нельзя ли увидеть стат. данные 1908 года по Артинскому и Михайловскому заводам?

http://fotki.yandex.ru/users/lopmax/album/349995/
skif
Только Екатеринбургский уезд, Красноуфимского нет.
1723
Цитата(skif @ 16.6.2013, 18:31) *

Только Екатеринбургский уезд, Красноуфимского нет.

Красноуфимский уезд, 1904г.
http://fotki.yandex.ru/users/lopmax/album/350201/
skif
Цитата(1723 @ 17.6.2013, 10:35) *

Красноуфимский уезд, 1904г.
http://fotki.yandex.ru/users/lopmax/album/350201/

спасибо!!
ArtOleg
Екатеринбург был основан в 1702 году?

Газета “metro” 17 июня 2013 г

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник


Игорь Б.
О семье Вурм:
http://www.uralstalker.com/archive_pathfinder/2/79/80/261/
ArtOleg
Песне Уральская рябинушка в 2013 г. исполнилось 60 лет!

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
ArtOleg
24 октября 1913, 100 лет назад.
Екатеринбург посетил норвежский путешественник, исследователь Арктики Ф.Нансен.


В 1913 Фритьоф Нансен совершает большое путешествие по Сибири.
Последней сибирской станцией был центр горнопромышленного Урала город Екатеринбург.
24 октября (11октября по старому стилю) 1913 года утром Нансен приезжает из Красноярска в Екатеринбург. В книге «В страну будущего» ученый так описывал приезд в город:
«…Стояла чудесная белая морозная зима… В Екатеринбург приехали утром и были встречены на вокзале городским головой, председателем местного отдела Географического общества, секретарем, членами и другими лицами… Осмотрели немножко самый город, очень красивый…».
Нансен побывал в музее и сделал доклад на заседании Географического общества, которое прошло на квартире главного инженера Сибирской железной дороги Беэра.
Вечером гостей препроводили в оперный театр, где шла «Пиковая дама» П.Чайковского. К сожалению, Ф.Нансен прослушал только первое действие спектакля, поезд уходил в 8- 45 вечера.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Фритьоф Нансен (в центре на переднем плане) во время посещения Екатеринбургского музея. Автор фото неизвестен.

источник
ArtOleg
Кирпичи

Данные кирпичи с клеймом изготовлены в Екатеринбурге на заводе, которым владел купец Иван Иванович Густомесов в 90-х годах XIX века. Известно 4 варианта этой изысканной по форме рамки.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Кирпич изготовлен на заводе купца Ивана Ивановича (?) Ермолаева в Екатеринбурге. Более полных сведений о его владельце и сроках работы завода пока получить не удалось.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Кирпич изготовлен на "втором" заводе потомственного почетного гражданина Петра Феофановича Давыдова. Гончарно-печной и кирпичеделательные заводы были основаны в 1884г. в Екатеринбурге на берегу р.Исеть и проработали вплоть до 1917г. Интересно, что владелец завода, член екатеринбургской городской управы, был председателем театральной дирекции, обладал замечательным тенором и пел в оперных спектаклях.

http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/7212/

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Кирпич "АРК" принадлежит заводу купца Аники Родионовича Кожурина в Екатеринбурге. Завод был основан в 1885г. и проработал до конца первого десятилетия XX века.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник


ArtOleg
Цитата
95 лет назад в Екатеринбурге появилась улица Мамина-Сибиряка
6 ноября 2013

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Особняк на Мамина-Сибиряка, 187. Фото Музея истории Екатеринбурга

Из всех русских писателей-классиков, так или иначе связанных с Екатеринбургом, наиболее «екатеринбургским» является Дмитрий Мамин-Сибиряк (1852-1912), 161 год со дня рождения которого отмечается в среду, 6 ноября 2013 года, в уральской столице.

На городской карте улица Мамина-Сибиряка появилась в ноябре 1918 года, до этого она называлась Водочной (почти каждый дом на Водочной улице в царское время торговал водкой, и за 15 копеек любой желающий имел возможность «утолить жажду»), а еще раньше, до 1810 года, улицей Соколова.

Улица Мамина-Сибиряка расположена между улицами Челюскинцев и Большакова в центре Екатеринбурга, пересекает территорию Железнодорожного, Кировского и Октябрьского районов города. Общая протяженность улицы - 4020 метров.

В XIX веке Водочная улица была одной из самых длинных в городе, занимая по протяженности четвертое место. По переписи 1887 года на ней числилось 177 усадеб. Застроены они были в основном одноэтажными деревянными домами, каменных домов насчитывались единицы. Среди домовладельцев фигурировали мещане, выходцы из крестьянского сословия, чиновники, несколько купцов.

В советские годы улица застраивалась разноплановыми зданиями, в том числе жилыми домами в хрущевском стиле. Были возведены несколько элитных для того времени жилых домов, в том числе дом №102 с 4-комнатными квартирами площадью 102 квадратных метра, в одной из которых проживал первый Президент России Борис Ельцин.

На современной улице Мамина-Сибиряка расположены, в частности, Екатеринбургский зоопарк, библиотека Главы Екатеринбурга, Свердловское отделение Российского союза архитекторов, Институт горного дела, институт «Уралгипроруда», НПО «Автоматики» и Екатеринбургский театр кукол.


источник
ArtOleg
Цитата
279 лет назад в Екатеринбурге была создана полиция

1 ноября 2013

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

В ноябре 1734 года, 279 лет назад, на базе Екатеринбургской солдатской роты была создана местная полиция - третья после санкт-петербургской и московской. Инициатором создания горнозаводского органа правопорядка выступил основатель Екатеринбурга Василий Татищев, в 1734 году после десятилетнего перерыва вновь вернувшийся на Урал «для размножения заводов».

Первым полицмейстером города стал поручик Семен Сикорский - боевой офицер, участник Северной войны, служивший в лейб-гвардии Московского эскадрона. В 1735 году в Екатеринбурге завели так называемые палочные или рогаточные караулы. Начало и конец всех улиц на ночь перегораживали переносными заграждениями. При этом все городские обыватели, вооруженные дубинками, были обязаны по очереди нести возле них дежурство. Периодически ночные сторожа проходили вдоль улиц с деревянными трещотками.

В 1735 году в Екатеринбурге был назначен новый полицмейстер - капитан Карл Брандт. На берега Исети он прибыл в феврале 1723 года, командуя ротой первого батальона Тобольского полка. Под его руководством солдаты в марте того же года начали строить деревянную крепость и первые дома. Именно полицмейстер Брандт заложил прочные традиции, которым неукоснительно старалась следовать екатеринбургская полиция. При его личном участии преследовали беглых и раскольников, ловили разбойников, фальшивомонетчиков и мелких жуликов. Карл Брандт возглавлял полицию Екатеринбурга вплоть до своей смерти в 1750 году.

Кроме сторожей, руководимых десятскими и сотскими, полицейские функции в Екатеринбурге выполняли служащие так называемой «штатной команды». Сначала солдаты были вооружены лишь тесаками, и только через шесть лет полицейских снабдили ружьями. В марте 1821 года для усиления полиции организовали конную команду из бывших заводских работников.

В марте 1917 года на смену полиции в Екатеринбурге пришла народная милиция. Но по большому счету развитие милиции как органа охраны общественного порядка началось на Среднем Урале только летом 1919 года после отступления армии Колчака. Первым начальником обновленного губернского управления милиции в октябре 1919 года был назначен бывший закройщик-кожевенник Петр Савотин.

Серьезные испытания выпали на долю свердловских милиционеров в годы военных конфликтов 1930-х годов и во время Великой Отечественной войны. В 1939 году Звездой Героя Советского Союза был награжден Павел Пономарев, в одиночку принявший бой с отрядом японских самураев и вышедший из него победителем. Осенью 1943 года при форсировании Днепра в ходе ожесточенных сражений с гитлеровскими захватчиками отличились два свердловских милиционера: Сидор Путилин и Алексей Мельников. Оба они были удостоены звания Героя Советского Союза.

В 2011 году по инициативе Дмитрия Медведева, занимавшего в то время пост Президента России, органы правопорядка вернули себе историческое название. Прошедшие переаттестацию полицейские при активном содействии городских властей смогли добиться положительных результатов в противодействии криминалитету. Общее количество преступлений, зарегистрированных в Екатеринбурге в 2012 году, по сравнению с предыдущим сократилось почти на 6%, изнасилований - на 36%, квартирных краж - на 22%. В 2012 году сотрудники полиции гарнизона города раскрыли более 9 тысяч преступлений. Повысилась раскрываемость убийств, причинений тяжкого вреда здоровью, краж всех видов собственности, в том числе автотранспорта. Кроме того, на 25% снизился уровень преступности среди несовершеннолетних. Количество несовершеннолетних, привлеченных уголовной ответственности, сократилось на 16%.

источник
ArtOleg
Цитата
Свердловской железной дороге исполняется 135 лет

14 октября 2013

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Свердловская железная дорога в понедельник, 14 октября 2013 года, отмечает 135-летие.

В этот день в 1878 году открылось регулярное движение поездов на участке Пермь - Камасино (Чусовская) - Нижний Тагил - Екатеринбург. На протяжении всех 135 лет свердловская магистраль является одним из ключевых элементов транспортной системы страны, флагманом развития железнодорожной отрасли.

В конце 1885 года была построена железнодорожная ветка Екатеринбург - Тюмень, которая в январе 1888 года была объединена с Горнозаводской дорогой в одну магистраль, получившую название Уральская железная дорога. Таким образом были соединены бассейны Камы и Оби.

В настоящее время Свердловская железная дорога входит в первую тройку крупнейших железнодорожных магистралей России и представляет собой мощный транспортный комплекс с большим техническим и интеллектуальным потенциалом, обеспечивает транспортно-экономические связи индустриальных районов Урала и Западной Сибири с центральными, восточными и западными регионами России и зарубежными странами.

Протяженность Свердловской железной дороги - 7165 километров. С запада на восток она протянулась на полторы тысячи километров, а в северном направлении пересекает Полярный круг.

СвЖД является основой транспортной системы Свердловской и Тюменской областей, Пермского края, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов и обслуживает территорию площадью 1,8 миллиона квадратных километров.

источник
Впоиске
Подскажите, какие газеты и журналы выходили в Екатеринбурге в 19 веке, желательно, до 1895 года?
Пока нашла только упоминание о Зауральском крае ( с 1912 года), Уральской жизни (с 1899).
ArtOleg
Лики времени

Верх-Исетский сиротско-воспитательный дом имени С.А.Петрова

Наталья Веселкова, искусствовед, сотрудник ОГУК «Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области».

В советскую эпоху слово «благотворительность» имело негативный оттенок и вызывало усмешку. Это слово ассоциировалось с подачками, демагогией и самодурством. Образ жалостливой и одновременно брезгливой барыньки, выращенный в сознании классической и советской литературой, надолго заслонил от нас большое и доброе дело.

«Творить благо» – помогать тем, кто нуждается в помощи: нищим, сиротам, больным. Благотворительностью в дореволюционной России занимались и церковь, и государство, и частные лица. Эта деятельность приобрела особенный размах после отмены крепостного права.

Благотворительность Екатеринбурга последней трети ХIХ – начала ХХ веков развивалась быстрыми темпами. Горнопромышленники и купцы выделяли крупные суммы на организацию сиротских домов, приютов для стариков и ночлежных домов, оказывали помощь учебным и лечебным заведениям и т.д. Они жертвовали на приобретение оборудования и на приобретение недвижимости благотворительных учреждений, передавали им недвижимость, отписывали средства в своих завещаниях. Благотворители зачастую не ограничивались отдельными взносами, а курировали «свои» заведения на протяжении многих лет.

Городская Дума также постоянно наблюдала за жизнью подобных заведений, пристально отслеживая не только их финансовую деятельность, но и нравственно-этические принципы. Председателями попечительств и благотворительных обществ, как правило, становились наиболее известные и уважаемые лица: почётные граждане города, городской голова, главный начальник Уральских горных заводов, самые известные и богатые купцы города: Ошурковы, Нуровы, Поклевские-Козелл и т.д.

Большое внимание благотворители уделяли детям. По представлениям конца ХIХ – начала ХХ веков, под «неблагополучными детьми» подразумевались не только круглые сироты и подкидыши, родители которых не разысканы полицией, но также дети многодетных вдов и дети, имеющие одного родителя, из семей с низким материальным достатком.

В конце ХIХ века в Екатеринбурге действует три благотворительных учреждения, занимающихся непосредственно детьми. Это Детское общежитие Комитета по разбору и призрению нищих, Детское убежище Екатеринбург­ского благотворительного общества и Детский приют купца
М.А.Нурова при Горном попечительстве детских приютов 1. А уже в двадцатом столетии к этим учреждениям добавляются новые.

С 1908 года в Екатеринбурге действует Уральский отдел союза для борьбы с детской смертностью. Отдел принимал подкидышей в ясли, «следуя цели правильного воспитания детей в раннем возрасте» 2.

В начале ХХ века на углу улиц Крестовоздвиженской (совр. К.Маркса) и Васенцовской (совр. Луначарского) по-прежнему принимает детей Детское убежище Благотворительного общества. В этом убежище помимо надзирательницы и двух её помощниц работает постоянный врач. А рядом открываются Детские ясли этого же общества (в документах того времени ещё стоят кавычки – «ясли»). Они принимали детей на улице Крестовоздвиженской с пяти часов утра до восьми вечера. В яслях за детьми смотрели надзирательница и врач 3.

Продолжало свою деятельность Горное попечительство детских приютов. Его возглавлял сам главный начальник уральских горных заводов П.П.Боклевский. В числе членов попечительства были известные в городе купцы Ошурковы и Поклевские-Козелл.

К Детскому приюту М.А.Нурова в Екатеринбурге добавился новый не менее известный приют – Сиротско-воспитательный дом С.А.Петрова, называемый иначе – Петровский приют 4.

Этот приют был расположен за пределами Екатеринбурга. Не только в конце ХIХ века, но и в первом десятилетии ХХ века западная граница города проходила по улице Московской. Улица Крылова – тогда Одинарка Екатеринбургская находилась на территории посёлка Верх-Исетского завода.

Здание Петровского приюта и сегодня украшает город. Оно известно многим екатеринбуржцам, которые приходят оформлять паспорта на улицу Крылова. В настоящее время в доме находится Управление Федеральной миграционной службы по Свердловской области.

Здание длинной стороной вытянуто вглубь участка, а его главный фасад выходит на улицу. Коротенькая улица резко понижается к руслу Исети, поэтому восточный фасад приюта, ограда и восточный фасад флигеля, вытянутые в одну линию, уступами спускаются вниз под горку. Это хорошо видно на фотографии начала ХХ века.

С тех пор улица изменила свой облик. Бывшая Одинарка была плотно застроена по обеим сторонам. От небольшого сада, в который смотрели южные окна приюта, сохранилась примерно треть территории. Но и сегодня это не просто двор учреждения, вымощенный вездесущей стандартной плиткой. Хоть и частично, но всё-таки сад сохранён, и старинный дом проглядывает сквозь разросшиеся деревья.

Во флигеле, облик которого совершенно изменился к концу ХХ века, находится сейчас музей МВД «Крылатая гвардия». От ограды осталась половина и одна калитка – южная. Тем ценнее, что фасады Петровского Воспитательного Дома дошли до нашего времени почти без изменений.

Краснокирпичное здание с элементами псевдорусского стиля имеет торжественный и внушительный вид. Особенно значительны его главный восточный фасад, выходящий на улицу Крылова, и боковой северный, обращённый на Исеть. Центральная часть главного фасада выделена ризалитом, завершённым щипцовым ступенчатым фронтоном с киотом. К нарядному порталу главного входа ведёт высокое гранитное трёхстороннее крыльцо. Протяжённый северный фасад образует глубокий двор. Центр далеко выступающей вперёд правой части фасада также акцентирован неглубоким ризалитом и увенчан фронтоном. На этот раз фронтон имеет форму кокошника.

Прочие части северного фасада, западный фасад, смотрящий на хозяйственный двор, и южный фасад приюта, обращённый в сад, решены много скромнее. В них господствуют простые горизонтали. Но ряды лучковых окон, разделённые декоративными поясами, избегают впечатления сухости и однообразия за счёт изобильного декора, характерного для «кирпичного стиля». Все фасады оживляют полосы поребрика, сухариков, зубчиков, сочных городков. Их дополняет прихотливый ритм межоконных кирпичных полуколонок.

Внутри здания не единожды проводились ремонты и перепланировки, но и сегодня многое в доме напоминает о начале ХХ столетия. Почти в первозданном виде сохранились все лестницы, начиная с парадной в главном вестибюле и заканчивая служебными в дальнем западном крыле. Их старые гранитные марши ограждены коваными узорными решётками. У парад­ных восточных лестниц рисунок ограждения более прихотливый, в виде восьмёрок с завитками. Завитки повторяются и на западных лестницах, но их рисунок легче, воздушнее.

Всё внутри распланировано разумно и правильно, с расчётом на казённое учреждение. Не случайно современная организация так органично вписалась в коридорную систему старого дома. Просто пришлось добавить перегородок, чтобы большие спальни и классные комнаты превратились в офисные кабинеты. Конечно, почти все коридоры и кабинеты получили новую стандартную отделку и стали очень похожи на обычные безликие офисы. Но и сегодня в некоторых помещениях видны потолочные карнизы воспитательного дома. В коридорах сохраняются высокие двустворчатые двери. На втором этаже остались фрагменты печей, которыми когда-то отапливалось здание. А в цокольном этаже можно посмотреть старинные своды с распалубками.

Открытие Сиротско-Воспитательного Дома при Верх-Исетском заводе состоялось в августе 1897 года.

Тогда, в конце ХIХ столетия, в доме жило около ста детей. На первом этаже здания в четырёх больших комнатах поселились дети до шести лет, в том числе малыши в возрасте до одного года. Для них в приюте было открыто специальное молочное отделение, в котором готовили пастеризованное и стерилизованное молоко. Но количество маленьких подкидышей быстро росло, на службу приходилось зачислять всё новых и новых нянь и кормилиц. Когда число кормилиц выросло до семнадцати, стало ясно, что нужно вводить другой принцип вскармливания грудных.

Маленьких подкидышей стали отдавать внештатным кормилицам в город. Обратно в приют они поступали в трёхлетнем возрасте. Когда эксперимент оправдал себя, с 1909 года Грудное отделение Воспитательного дома было закрыто 5.

На втором этаже дома в шести комнатах жили старшие питомцы. Три спальни второго этажа занимали девочки, три – мальчики.

Была при приюте начальная школа, её классные комнаты размещались на втором этаже. Также детей необходимо было приучать к ручному труду, поэтому на первом этаже находились четыре мастерские для мальчиков, на втором – мастерская по шитью и рукоделию. Была в доме и комната для игр. В цокольном этаже располагались служебные помещения. Больничные комнаты находились в старом флигеле. Во дворе стояли баня, прачечные и конюшня.

Этот дом был создан по воле екатеринбургского купца второй гильдии Семёна Алексеевича Петрова. Он никогда не бывал в этом здании, дом был построен много лет спустя после его смерти согласно его завещанию. Всё своё имущество Петров завещал на сооружение и обустройство детского приюта для малолетних подкидышей и круглых сирот.

Что подвигло его на этот шаг? Ведь Петров не принимал большого участия в общественной жизни города, так, как делал это, например, известный в городе благотворитель Михаил Ананьевич Нуров, покровитель другого екатеринбург­ского приюта.

Семён Алексеевич сам был подкидышем. В младенчестве его подбросили к дому купца Максима Ивановича Коробкова. Сведения о происхождении Петрова туманны и недостоверны, но современники рассказывали, что он – незаконный сын нищенки Федосьи, девицы из крестьян Камышловского уезда. Было у Семёна прозвище – «Фенич», очевидно, по имени бросившей его матери.

Судьба была милостива к ребёнку. Он остался в доме М.А.Коробкова на правах приёмного сына. Максим Иванович был уважаемым в городе человеком, недаром в 1840-е годы он стал городским головой. Он вырастил приёмыша, воспитал, обучил его своему делу и сделал своим наследником.

Семён Алексеевич вырос человеком весёлым и общительным, что отнюдь не мешало его деловой хватке. Он приумножил капиталы приёмного отца, расширив его торговлю винно-колониальным товаром. Кроме того, он вкладывал средства в другие отрасли хозяйства, в частности, в золотодобычу. В результате он стал владельцем немаленького капитала в двести тысяч рублей, городской недвижимости и золотых приисков.

Но Петрова не оставляли горькие мысли о собственном происхождении. После его скоропостижной смерти в 1881 году в его бумагах были найдены записи о незавидной доле незаконнорожденных 6.

После оглашения и утверждения завещания Екатеринбургским окружным судом до открытия приюта прошло более десяти лет. Но капитал Петрова практически сразу начал работать на городских сирот. Уже с 1885 года Городская Дума ежегодно выдавала проценты с петровского капитала на содержание Детского общежития городского Комитета по разбору и призрению нищих, а также на помощь малолетним круглым сиротам, находящимся на воспитании у частных лиц.

В течение месяца со дня смерти Петрова была создана комиссия Городской Думы, которая занималась учётом завещанного капитала и разработкой Устава будущего учреждения. Четыре года ушло на перевод недвижимости и предприятий покойного жертвователя в наличные и процентные бумаги. Комиссия до копейки отчиталась перед Думой: капитал Петрова составил 376 тысяч 323 рубля 64 копейки. К моменту утверждения Устава капитал вырос до 440 тысяч.

Проект Устава был подготовлен за один год, но утверждён лишь через семь лет, так как его неод­нократно пересматривали и редактировали. Целью приюта было заявлено «призрение круглых сирот обоего пола и подкидышей и образование из них нравственных, полезных и трудолюбивых членов общества» 7.

Только после этого в 1890 году была создана новая Комиссия, которая совместно с членами Попечительного Совета занялась уже непосредственно организационными вопросами. Комиссия приняла решение большую часть капитала Петрова признать неприкосновенной. Приблизительно четвёртая часть была выделена на покупку и строительство зданий для приюта и на их оборудование.

Приют планировался из двух отделений: для грудных и для старших детей. Для старших детей было решено купить дом в Екатеринбурге.

В 1893 году Попечительный Совет покупает у екатеринбургского купца И.И.Симанова дом на улице Уктусской (совр. 8 Марта), в котором размещалось Детское общежитие Комитета по разбору и призрению нищих, предназначенное для круглых сирот. В этом доме было открыто Екатеринбургское Отделение Верх-Исетского Сиротско-Воспитательного Дома для размещения приютских детей старшего возраста.

Отделение Воспитательного Дома на Уктусской просуществовало недолго – всего четыре с половиной года. Впоследствии в Верх-Исетском заводе было выстроено большое здание, которое и собрало под одной крышей всех питомцев приюта. Но и в этот недолгий срок в бывшем доме Симанова был сделан ремонт, построены баня и прачечная, закуплено новое оборудование. Была открыта начальная школа и мастерская для приучения детей к ручному труду.

Место для размещения грудничков – пятьдесят человек – было отведено в Верх-Исетском заводе, в бывшей усадьбе Петрова. На его участке стоял небольшой каменный дом, в котором когда-то жил сам благотворитель. Но усадьба и существующий дом были слишком малы для нужд Воспитательного дома. Участок решили расширить путём закупки соседних территорий. В новой увеличенной усадьбе начинается сооружение большого дома, способного вместить не только пятьдесят малышей, но и старших детей.

Для этого здания был создан проект известными в городе архитекторами Ю.И.Дютелем и С.С.Козловым. На его воплощение ушло шесть лет. Долгий срок строительства объясняется тем, что все расходы оплачивались процентами с капитала.

Сиротско-Воспитательный Дом имени С.А.Петрова просуществовал с 1897 года, когда состоялось его торжественное открытие и освящение, до революционных событий октября 1917 года. В годы Советской власти он был упразднён, а в здании, сменяя друг друга, размещались различные административные учреждения. В 1920-е годы в комплексе приюта находилась хирургическая больница Облздрав­отдела Верх-Исетского завода 8, а с середины 1930-х здесь работала школа.

В нашем городе сохранилось не так уж много памятников дореволюционной благотворительности. Те, что дошли до наших дней, зачастую до неузнаваемости искажены поздними перестройками.

Поэтому Петровский приют – не просто архитектурный памятник и прекрасный образчик «кирпичного стиля». Это ещё и памятник «неблагополучным детям», маленьким сироткам и подкидышам нашего города, которым казённые стены Воспитательного дома заменили отчий дом. Это памятник их воспитателям, чьи лица сохранила для потомков фотография 1915 года. Это и памятник благотворителю С.А.Петрову и его воле – воле доброй и созидательной.

Стены Верх-Исетского Сирот­ско-Воспитательного Дома хранят для современного общества завещание русских благотворителей прошлого столетия: помогайте бедным и слабым, творите благо, творите добрые дела.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Примечания

1 Город Екатеринбург: Сборник историко-статистических и справочных сведений по городу. Издание Екатеринбургского городского головы И.И.Симанова. – Екатеринбург. 1989.
С. 1033–1037.

2 Весь Екатеринбург. Торгово-промышленный справочник. – Екатеринбург: Электротипография, 1910. С. 123.

3 Весновский В.А.Весь Екатеринбург. – Екатеринбург: типография газеты «Уральская жизнь», 1903. С. 268–269.

4 Там же. С. 270.

5 Калачников В.В.Исторический очерк Верх-Исетского Сиротско-Воспитательного Дома имени Семёна Алексеевича Петрова. К 25-летию его существования. – Екатеринбург: Типография товарищества «Уральский край», 1915. С. 13.

6 Там же. С. 3.

7 Там же. С. 8.

8 Архив БТИ. г. Екатеринбург, 1930 г.

Источник
ArtOleg
Из книги: Уральская старина. Литературно-краеведческие записки. Вып.10 — Екатеринбург: "Издательство "Баско", 2008 г . — 328с.: ил.

Чемпионат мира на арене уралмашевского цирка
Сергей Агеев

К цирковому искусству уралмашевцы были приобщены с первых же лет после пуска завода. Кроме первого в городе звукового кинотеатра «Темп» в соцгороде действовал и цирк, правда, только летом, поскольку был он деревянным. Располагался цирк около «старого» уралмашевского рынка, который занимал целый квартал, ограниченный улицами Сталина (Орджоникидзе), Кировградской и Молотова (40-летия Октября). Снесли его в 1937-1938 годах.
Директором цирка был Кристап Вейланд-Шульц, знаменитый борец, чемпион Парижа, победитель всемирных соревнований в Харькове и Москве. В Свердловске он жил с 1928 года и скончался в 1987-м, дожив до 102 лет.
Интересно, что из всех цирковых номеров ветераны-уралмашевцы помнят прежде всего французскую борьбу — очень модное в 30 — 40-е годы увлечение. До конца 1940-х профессиональная борьба не являлась самостоятельным видом спорта, а была лишь спортивным шоу. Чуть ли не в каждом цирке в разных городах России проводились свои «чемпионаты мира». При этом у профессионалов не было разделения по весовым категориям, а использовали они довольно опасные приемы, например, двойной нельсон (просовывая руки сзади через подмышки соперника, атлет давит ему на шею и затылок сведенными кистями).
Простодушная публика требовала эффектных номеров, и она, конечно, их получала. Это были зрелищные спектакли: каждый из борцов выступал в своем амплуа — героя, комика, трагика, злодея...
Летом в уралмашевском цирке тоже разыгрывались «первенства мира» по французской борьбе. Претенденты были одни и те же: легендарный Кристап Шульц (самый небольшой по комплекции), красавцы- атлеты Алекс Мортон и Ян Цыган (он же Иван Куксенко), огромный Ширвис (имени его никто не помнит) и комично выглядевший благо- даря своему огромному животу Али-Бурхан.
В свете вспыхнувших прожекторов на арене появлялся одетый в белоснежную рубашку и белые брюки рефери. Какое-то время он стоял спокойно под шквалом аплодисментов, будто давая возможность зрителям насладиться его безукоризненной внешностью, затем поднимал вверх правую руку и в наступившей тишине хорошо поставленным голосом изрекал:
— Сейчас вы увидите здесь лучших богатырей нашего времени. То, что вы увидите, надолго останется у вас в памяти, и, поверьте мне, ваши дети и внуки позавидуют вам.
После этого краткого вступления он делал два шага в сторону, освобождая выход, и звучно командовал:
— Парад алле! Маэстро, марш!
На мгновение воцарялась полнейшая тишина, наступал торжественный момент: занавес распахивался, и под гром аплодисментов на арену один за другим, медленно переваливаясь, выпячивая мускулистые груди, появлялись борцы. Завершив обход арены, они останавливались. В середину образовавшегося полукруга выходил рефери, и начиналось представление атлетов:
— Чемпион мира Кристап Шульц!
— Чемпион Азии Али-Бурхан!
— Знаменитый американский борец Алекс Нортон!
— Единственный в мире борец, владеющий приемом «железный мост», Ян Цыган!
— Обладатель феноменальной силы, могучий Ширвис!
Атлет, фамилия которого называлась, делал шаг вперед и церемонно раскланивался под непрерывные аплодисменты и звуки оркестра. Конечно, рефери явно преувеличивал достижения участников «чемпионата». Но не избалованные зрелищами зрители принимали все это вполне всерьез.
Понятно, что зрители болели за самых атлетичных борцов, делали ставки на них и часто проигрывали.
Тот, кто не знал Али-Бурхана, ставку на него не делал. Но на самом деле мало кто мог его одолеть. Али-Бурхан только казался с виду неповоротливым, на самом деле он был хитрым и опытным борцом.
Рассказывают, что особенно напряженно проходили схватки гиганта Ширвиса с Шульцем, который был на две головы ниже и в два раза легче своего соперника. Вот поединок подходит к своему логическому завершению: Шульц извивается в мощных тисках великана, Ширвис бросает его на ковер, но тому с помощью невероятных усилий удается встать на мост. Всей тяжестью своего тела Ширвис тут же обрушивается на Шульца и начинает неумолимо дожимать его к ковру. Зрители видят, чего стоит это противостояние маленькому Шульцу: лицо и шея его приобретают темно-багровый цвет. Зрители полны негодования: они видят — Ширвис недозволенным приемом зажимает рот сопернику. В цирке творится что-то невообразимое, рефери, распластавшись на ковре, ящерицей крутится вокруг борцов. Вот он бьет по руке гиганта — убрать немедля руку, дать сопернику дышать. Своим видом рефери старается показать свою полнейшую независимость от кипящих вокруг страстей. Его миссия — честный спортивный вердикт: пусть победит сильнейший. Он делает попытку просунуть свою голову под лопатки Шульца, дабы вовремя зафиксировать прикосновение их к ковру. Ширвис уверен в победе! На секунду он поднимает голову, чтобы торжествующим взглядом отблагодарить своих поклонников за неистовую поддержку. Сейчас он еще раз докажет, что достоин такого почитания! Но совершается нечто фантастическое: ноги гиганта зависают на мгновение в воздухе, Шульц, как бы ввинчиваясь в ковер, делает на голове немыслимое движение, подобное штопору, бросается на своего соперника, успевая развернуть его в воздухе и затем накрыть своим телом, припечатав обеими лопатками к ковру. Рефери вскидывает вверх обе руки, фиксируя победу Шульца.
Обезумивший от ярости Ширвис с налитыми кровью глазами бросается на крохотного Шульца. Тот отскакивает в сторону и, спасаясь от грозного соперника, под непрерывный рев публики бегает вокруг арбитра, который, широко раскинув руки, старается как-то сдержать натиск Ширвиса. Атмосфера в цирке в этот момент не поддавалась описанию.
Одному Богу известно, сколько времени было потрачено артистами-борцами для того, чтобы эта «ключевая» схватка за звание чемпиона выглядела такой красивой и, главное, правдоподобной, полной трагизма. Цель была достигнута: одни поклонники буйно ликовали, другие буквально рвали на себе волосы.
Цирк помогал расслабиться после изнурительных рабочих смен на производстве. Это хорошо понимали власти, и поэтому все борцы были забронированы от призыва в действующую армию.
К тому же большие суммы от цирковых сборов перечислялись Госцирком в фонд обороны. На взносы цирковых артистов была построена целая танковая колонна «Советский цирк».

В издании «ЗТМ» 2 ноября 1944 г. была напечатана статья А. Яковлевой «Боевая машина Яна Цыгана», текст которой мы воспроизводим с сокращениями.
«Кто из уралмашевцев не знает, не видел мастера спорта, борца-орденоносца Яна Цыгана? Богатырскую силу русского народа впитал он в себя и всю ее отдает.
Когда Ян Цыган пришел в цех, здесь стояла, блестя свежей краской, мощная боевая машина. Она готова ринуться в бой, как и люди в шинелях, стоящие рядом с ней. На машине металлическая дощечка с надписью «Борец Куксенко (Ян Цыган)». Далее виден яркий лозунг: «Привет знатному мастеру спорта!».
Много дней упорно работал тов. Куксенко, знатный человек нашей Родины, чтобы за свои кровные деньги приобрести для фронтовиков вторую боевую машину.
С уважением тов. Куксенко осматривает ее.
— Да, немцу не поздоровится от русского человека!
И обратился с простой, горячей речью к будущим хозяевам своей машины:
— Товарищи бойцы и командиры! Прошу: бейте немца так, чтобы сразу положить его на обе лопатки!
— Спасибо за доверие! — от имени части взволнованно говорит майор Кузнецов.
Мастер спорта от всей души благодарит трудящихся завода за такую замечательную машину.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Экипаж занял свои места. Мотор включен. Машина содрогнулась боевой дрожью и, развернувшись, вышла из цеха. За ней, следя, ровен ли ход, плавен ли шум стальных частей, пошел Ян Цыган, любимец свердловчан.
— Хороша! — доволен он.
И еще раз дает наказ экипажу:
— Берегите ее. Умножьте славные традиции фронтовиков.
Так крепнет нерушимая связь фронта и тыла».
ArtOleg
Цитата
Аркадий Гайдар в Екатеринбурге: зачем обманул военачальников и как спасался от мести следователя

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

В честь 110-летия со дня рождения великого советского писателя корреспонденты «КП» вспоминают малоизвестные факты из жизни Аркадия Петровича в столице Урала

ПОСЕЛИЛСЯ С ЖЕНОЙ В ПАЛЕ-РОЯЛЕ

Первый раз Аркадий Голиков побывал в Екатеринбурге еще в 17-летнем возрасте. В начале 1921 года он отличился во время борьбы с бандитизмом в Тамбовской губернии, когда командовал войсками 5-го боевого участка, и начальство решило опробовать его силы еще и в Приуральском военном округе. Поэтому в начале сентября молодой Аркадий, который в те времена еще не взял себе псевдоним «Гайдар», прибыл в Свердловск. Причем не один, а вместе с Марией Плаксиной, которую он называл своей женой.

- Мария Плаксина была юной сестрой милосердия. Аркадий Петрович познакомился с ней в одном из госпиталей на Тамбовщине, - объяснила Рамзия Галеева, заместитель директора Объединенного музея писателей Урала.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Гостиница «Пале-Рояль» приютила Гайдара в своих меблированых комнатах, когда он впервые приехал в Екатеринбург.
Фото: Объединенный музей писателей Урала

Читать весь текст статьи
Feliks
Цитата(ArtOleg @ 6.11.2013, 1:50) *

Кирпичи

Данные кирпичи с клеймом изготовлены в Екатеринбурге на заводе, которым владел купец Иван Иванович Густомесов в 90-х годах XIX века. Известно 4 варианта этой изысканной по форме рамки.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Кирпич изготовлен на заводе купца Ивана Ивановича (?) Ермолаева в Екатеринбурге. Более полных сведений о его владельце и сроках работы завода пока получить не удалось.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Кирпич изготовлен на "втором" заводе потомственного почетного гражданина Петра Феофановича Давыдова. Гончарно-печной и кирпичеделательные заводы были основаны в 1884г. в Екатеринбурге на берегу р.Исеть и проработали вплоть до 1917г. Интересно, что владелец завода, член екатеринбургской городской управы, был председателем театральной дирекции, обладал замечательным тенором и пел в оперных спектаклях.

http://вечерний-екатеринбург.рф/culture/theater/7212/

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Кирпич "АРК" принадлежит заводу купца Аники Родионовича Кожурина в Екатеринбурге. Завод был основан в 1885г. и проработал до конца первого десятилетия XX века.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

источник

По поводу И.И.Густомесова. Видел 5 вариантов клейма, плюс завод Густомесова арендовал Фальковский. До сих пор на Вайнера стоит дом А.Р.Кожурина, построенный им из собственного кирпича.
ArtOleg
ОБ ИСТОРИИ МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИХ НАБЛЮДЕНИЙ НА ОБСЕРВАТОРСКОЙ ГОРКЕ

Жители Свердловской области слушают прогнозы по радиовещательной сети на протяжении 77 лет (с 1930 года). К тому времени научно обоснованное прогнозирование только-только зарождалось. Еще М.В.Ломоносов писал, что дело предвидения погоды «гор златых достойно». Потребность в знаниях о погоде до этого выливалась в народные приметы, в создание народного календаря.
Первые инструментальные метеорологические наблюдения проводились в Екатеринбурге в 1734 году под началом академика И.Г.Гмелина во время Великой Северной экспедиции. Ученым предлагалось «производить повсюду метеорологические наблюдения, а в наиболее важных местах поручать их продолжение надежным лицам». Таковыми в Екатеринбурге оказались маркшейдер Андрей Татищев, учитель арифметики Федор Санников, надзиратель лесов барон Пален. В 1746 году наблюдения были прекращены в связи с приостановкой работы экспедиции.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Регулярные наблюдения за состоянием атмосферы ведутся непрерывно с 1 января 1836 года с момента организации Екатеринбургской Обсерватории. Своим основанием она обязана тому интересу, какой ученый мир проявлял в то время к земному магнетизму. Его изученность особенно важна была для мореплавания. Энтузиазм знаменитого А.Гумбольта в изучении магнитных свойств Земли заразил и научное сообщество, и отдельных ученых. По представлению академика А.Я.Купфера при некоторых горных заводах, в том числе при горном ведомстве Екатеринбурга, были созданы «магнитные дома». Лучшее место для наблюдений, чем Плешивая горка, трудно было найти. Она находилась вдали от всяких строений, была окружена лесом и скалистым грунтом представляла незыблемое основание для всякого рода инструментов. Впоследствии посетивший Обсерваторию Д.И.Менделеев (1899 год) положительно отозвался о выбранном для нее месте. При постройке здания Екатеринбургской магнитной и метеорологической обсерватории, как писал Г.Ф.Абельс, в течение сорока лет (1885-1925) возглавлявший Обсерваторию, «железо не употреблялось, а все необходимые металлические части, как то: гвозди, оконные, дверные, печные приборы были изготовлены из меди». В первый период работа на Плешивой горке была побочным занятием для горных офицеров, преподавателей гимназии. Наблюдатели же выбирались из сыновей мастеровых и урядников и получали жалованье, одежду и провиант. В 1885 году Обсерватория из горного ведомства была передана в Министерство народного просвещения, при этом она всецело находилась в ведении Главной физической обсерватории (г.С-Петербург) и, следовательно, Академии Наук.
В 1886 году верхнюю площадку горы, а вскоре и всю рощу Обсерватории окружили забором, чтобы гуляющая публика не приближалась к приборам, а скот не уничтожал траву и кусты. Вскоре появилась поросль, и Обсерваторская гора более не заслуживала названия Плешивой.
Объем метеорологических наблюдений постепенно расширялся. Велось слежение за температурой воздуха, атмосферным давлением, ветром, влажностью воздуха, осадками. Добавились наблюдения за температурой почвы, испарением, солнечным сиянием, началось изучение вышележащих слоев атмосферы. Велись наблюдения не только магнитные и метеорологические, но и сейсмические. Для этого в 1913 году был построен подземный павильон. В 1914 году зарегистрировано местное тектоническое землетрясение силой 5-6 баллов. В 1929 году в Екатеринбурге был пущен трамвай, и все магнитные измерения во избежание помех были перенесены на 30км в поселок В.Дуброво.
Крайне тяжелое время пережила Обсерватория в период гражданской войны. В 1918 году Екатеринбург заняла армия Колчака и белочехи. На Обсерваторской горке был устроен наблюдательный пункт, содержались лошади английской миссии. При отступлении белой армии пытались эвакуировать и Обсерваторию, что было равносильно ее гибели. 73-летний Г.Ф.Абельс ни днем, ни ночью не покидал место работы, лично производил наблюдения, обеспечивая их непрерывность. Впоследствии он с гордостью вспоминал, что, «несмотря на все лишения, на голод и холод, которым подвергались ее служащие, даже тогда, когда в Екатеринбурге раздался грохот орудий, а ружейные пули залетали в рощу Обсерватории, деятельность ее продолжалась без перерыва».
Прошло около 90 лет от первых наблюдений за погодой до первых пробных прогнозов, подготовленных С.Я.Ганнотом на основе синоптических карт. Телеграфные синоптические сводки к этому времени (1922год) начали поступать с метеостанций Урала и некоторых других городов России и Средней Азии. В 1925 года было образовано Свердловского бюро погоды. Первыми основными потребителями прогностической метеоинформации были железнодорожный транспорт и сельское хозяйство. В 30-е годы подключены были авиация, крупнейшие стройки, лесное хозяйство. Уже в то время велось, как мы бы сейчас сказали, специализированное метеорологическое обеспечение. К примеру, составлялись прогнозы проезжаемости дорог Свердловской области для организаций, имевших гужевой транспорт. Одновременно с подготовкой прогнозов велись научные региональные исследования, внедрялись новые приборы, технологии.
В 1927 году метеорологическая будка для наблюдений за погодой была установлена на площади 1905 года. Здесь же вскоре появилась витрина, в которой наряду с климатическими сведениями вывешивался «Ежедневный бюллетень погоды».
В годы ВОВ гидрометслужба страны была включена в состав Вооруженных сил и работала на оборону страны. Медаль «За победу в Великой Отечественной войне 1941-1945» получил 131 сотрудник Уральского управления гидрометслужбы.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Метеорологической площадке на Обсерваторской горке пришлось потесниться в 1975 году, когда началось строительство нового здания Уральского управления по гидрометеорологии и контролю окружающей среды, закончившееся в 1990 году. В настоящее время метеостанция Екатеринбург, отметившая 170 лет непрерывных наблюдений, является основой метеорологических наблюдений в столице Урала. Ее небольшой коллектив обеспечивает потребности в метеоинформации множества предприятий и организаций города. Однако с застройкой Обсерваторской горки она потеряла свое реперное значение. К тому же для столь крупного города одной метеостанции недостаточно. Поэтому сейчас подыскивается место для новой городской метеостанции, предположительно она будет организована недалеко от Нижнеисетска.

источник
Evgeniy744
Знаем историю теперь)
Paul
Цитата(Evgeniy744 @ 27.1.2014, 16:09) *

Знаем историю теперь)

да, интересно
ArtOleg
Об учреждении Экспедиции в Екатеринбург для сыскивания разных цветных камней.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

12369. 1765 год. 10 апреля (30 марта ст.ст.) Сенатский, по Высочайше утвержденному докладу.

Об учреждении Экспедиции в Екатеринбург для сыскивания разных цветных камней.

<…>Быть по сему. А на первой случай ассигновать до 20000 из Екатеринбургских медных денег, а на отправление отселе выдать потребную сумму из Кабинета, и быть сей Экспедиции в ведомстве Г.Бецкаго.

источник
ArtOleg
Заречный тын: здесь умирали староверы...

В русских городах есть места, которые история наделила особым смыслом. Смыслом духовным, выстраданным целыми поколениями. И не только потому, что там происходили громкие события, а потому что земля в этих местах как бы пропитана страданиями, наполнена энергетикой молитв, непреодолимым желанием сбыточности надежд и мыслями о полной безнадежности. А кроме того – редкой силой несломленного духа и веры.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Сейчас на этом месте парк и стадион

В Екатеринбурге есть такое место, служившее в течение 30 лет узилищем людей, главная вина которых была в высокой духовности, непримиримости к греховному и неимоверной стойкости в вере своей. Это так называемый "Заречный тын", спецтюрьма XVII века для последователей веры древнего благочестия.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Набережная реки Исеть

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Располагалась она на мысу, который образовался после строительства плотины Екатеринбургского завода и появления пруда и разделял пойму реки Исеть и устья реки Мельковки. Ныне это место занимает спорткомплекс "Динамо".

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Гонения на старообрядцев начались еще в XVII в, но особо обострились в петровскую эпоху, заставляя староверов покидать родные места и переселяться в далекие малозаселенные края, в частности, на Урал и в Сибирь.

После небольшого затишья новая волна гонений обрушилась на старообрядцев после 1734 года. По всему Уралу солдатские команды разыскивали в поселениях старообрядческих наставников, старцев и стариц, разоряя скиты и молельные дома. Арестованных "за веру" рассылали по монастырским и городским тюрьмам.

Руководствуясь правительственным указом о преследовании старообрядцев, горнозаводские власти в конце 1737 года стали возводить тюремный острог на мысу Екатерининского пруда. Была возведена деревянная стена – тын, к которой с трех сторон подходила вода пруда, а с четвертой - глухая лесная чаща.

В избах внутри тына расселили первую партию узников: 44 старицы (женщины от 40 до 80 лет) и 35 старцев (мужчины в возрасте от 15 до 80 лет). Тюрьма охранялась солдатским караулом. Была твердая установка – живыми узники из "Заречного тына" выйти не должны, а потому были отведены участки под кладбища, которые "заселялись" весьма быстро, ибо содержание узников не отличалось гуманностью и заботой о здоровье.

В 1750 году снова усиливаются преследования старообрядцев, пополняется несчастными "Заречный тын", растут его кладбища. Екатеринбургское узилище гонимых за веру становится символом мученичества на Урале и в Сибири.

Волна преследования старообрядцев и пополнения "Заречного тына" то утихает (1758г.), то снова поднимается (1761 г.). Горные власти Екатеринбурга начинают противодействовать компании бесчинств по отношению к гонимым жалобами в вышестоящие организации и прямым подчинением действию так называемой "Следственной комиссии о раскольниках". К властям присоединяются даже екатеринбургские служители Православной церкви. Вскоре деятельность страшной комиссии свернулась.
В 1763 году "Заречный тын", жестокую тюрьму для безвинно гонимых за веру людей, упразднили и стали сносить. Навечно остались два кладбища, упокоившие останки более 100 узников.

После сноса тюремных строений "Заречного тына" на его месте в течение многих десятилетий новое строительство не дозволялось и не производилось. За то время исчезли и могильные холмики на кладбищах и стерлась память о мучениках. Только архивы хранят документы о жизни и жертвах "Заречного тына".

Просвещенное общество, к какому мы, потомки этих несчастных, относим и себя, не может оставить в безвестности подвиги стойкости, терпения и любви к ближнему. Пришла пора отметить это скорбное место особым символом покаяния, примирения и молитв о будущем.

К этому зовут нас души мучеников. К этому зовёт нас мнение живущих верующих, которые хотят иметь возможность преклонить колени, принести свою духовную дань и прочесть молитву во упокой безвинно погибших мучеников и молитву во здравие наших современников.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Внешний вид памятного знака по проекту архитектора-старообрядца Бориса Пономарева

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Проект памятной надписи с западной стороны

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Проект памятной надписи с южной стороны

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

По данным Государственного архива Свердловской области
Фото Максима ГУСЕВА

Источник



ArtOleg
Музей истории Екатеринбурга «наградят» Орденом Ленина

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

Церемония передачи ордена Ленина на хранение в Музей истории Екатеринбурга пройдет завтра, 19 марта. Помимо гвоздя программы, организаторами запланирован открытый урок для учащихся 9-11 классов одной из городских школ.

Напомним, что Орден Ленина, учрежденный Постановлением Президиума ЦИК в апреле 1930 года, являлся высшей наградой СССР за особо выдающиеся заслуги в революционном движении, трудовой деятельности, защите социалистического Отечества, развитии дружбы и сотрудничества между народами, укреплении мира и иные особо выдающиеся заслуги перед государством и обществом.

В разное время ордена удостаивались как выдающиеся свердловчане, среди которых Павел Бажов, так и целые предприятия: Турбомоторный завод, Уралмаш и трест «Уралэлектромонтаж». Городу Свердловску высшая награда была присуждена в 1973 году за большие революционные и трудовые заслуги трудящихся, их выдающуюся роль в индустриализации страны, значительный вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков и в связи с 250-летием со дня основания города.

В течение сорока лет орден хранился в городской Администрации. В феврале текущего года Главой Администрации было принято решение о передаче ценной награды в Музей истории Екатеринбурга для хранения и экспонирования.

Напомним, что увеличенная копия ордена сейчас размещается на одном из самых оживленных перекрестков Екатеринбурга - на углу улиц Свердлова и Челюскинцев.

Церемония передачи Ордена намечена на 16:00. Открытый урок для школьников состоится в 15:30.

Источник
komendor
Цитата(ArtOleg @ 19.3.2014, 1:43) *


В разное время ордена удостаивались как выдающиеся свердловчане, среди которых Павел Бажов, так и целые предприятия: Турбомоторный завод, Уралмаш и трест «Уралэлектромонтаж». Городу Свердловску высшая награда была присуждена в 1973 году за большие революционные и трудовые заслуги трудящихся, их выдающуюся роль в индустриализации страны, значительный вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков и в связи с 250-летием со дня основания города.

Напомним, что увеличенная копия ордена сейчас размещается на одном из самых оживленных перекрестков Екатеринбурга - на углу улиц Свердлова и Челюскинцев.

Журналисты снова занимаются обманом. В Свердловске располагались две стелы с тремя орденами Ленина:
на Плотинке 1 орден Ленина, присвоенный городу Свердловску, и на перекрёстке Челюскинцев — Свердлова 2 ордена Ленина, присвоенные Свердловской области.
Видимо, кому-то очень хочется внушить народу, что орден Ленина, расположенный сейчас на перекрёстке Челюскинцев — Свердлова, будто бы и есть тот орден, что был гнусно демонтирован на Плотинке.
Игорь Б.
История России до 1917 года
http://russiahistory.ru/
Nath
"Покровский проспект"
Ю. Сытников, Л. Злоказов
"Уральский следопыт" №2 1997 г.
Нажмите для просмотра прикрепленного файлаНажмите для просмотра прикрепленного файла
Nath
"Покровский проспект"
Ю. Сытников, Л. Злоказов
"Уральский следопыт" №2 1997 г.
Нажмите для просмотра прикрепленного файлаНажмите для просмотра прикрепленного файла
Nath
"Покровский проспект"
Ю. Сытников, Л. Злоказов
"Уральский следопыт" №2 1997 г.
Нажмите для просмотра прикрепленного файлаНажмите для просмотра прикрепленного файла
ArtOleg
Екатеринбургский заречный тын — тюрьма старообрядцев

Корепанов Н. С.
В 1737 г. в Екатеринбурге появился тюремный острог для пожизненного заключения уральских и сибирских старообрядческих монахов и монахинь из лесных скитов. В историю он вошел как Екатеринбургский заречный тын.

Тын был устроен по присланному из Самары распоряжению В.Н.Татищева согласно указам Сената от 28 мая и 11 октября 1737 г. в разгар антираскольничьей кампании в Сибири. Располагался он на мысе Екатеринбургского пруда напротив заводской плотины (обиходное название также: «тын на острове»).

Тын представлял собой обитый железными полосами бревенчатый частокол на каменном фундаменте 30 X 20 саженей, перегороженный глухой стеной на мужскую и женскую половины. В обеих половинах имелось по 5 изб-казарм (первоначально 4) с общими сенями в линию вдоль средней стены, створные ворота с калитками и солдатскими караульнями, по 2 будки для часовых, кладбища. В избах-казармах умещались спальные лавки или полки, кирпичные печи с трубами, прорублено было по 2 окна—в мужской половине с железными решетками. В мужской половине имелся также малый бревенчатый острог с чуланом и погребом, использовавшийся и для хозяйственных нужд, и как изолятор с карцером.

По нашим данным, за время существования Заречного тына в нем содержались около 50 раскольников и более 100 раскольниц. Заключенные, в основном пожилого возраста, присылались партиями по 10-20 и более человек от Тобольской духовной консистории и содержались на заработанные заключенными средства (мужчины занимались изготовлением деревянных бочек, ведер и т.п., витьем канатов и веревок, женщины — прядением пряжи, тканьем льняного холста, шитьем мешков и т.п.), на сумму из заводского бюджета на вечноосужденных, частично на подаяния старообрядцев Екатеринбурга и деревни Шарташ. Среди заключенных наиболее известны были старцы-проповедники Иван Ильинский и Гаврило Мороков. Периодически екатеринбургские протоиереи проводили в Тыну «увещевания» узников совести, однако безуспешно.

Нам известно о семи побегах «старцев» из Тына и об освобождении более чем двадцати заключенных, в основном женщин, сумевших доказать отсутствие связи со старообрядческим монашеством («не старицы, а белицы»). Похоронено в Тыну около тридцати человек.

С 1753 г. содержавшихся в Тыну старообрядцев-мужчин по нехватке караульных периодически переводили в Екатеринбургскую тюрьму. В 1755-1761 гг. в мужской половине Тына в зимний сезон содержались колодники-смертники с Горнощитских, или «Чернорецких» мраморных копей (ежегодно 100-150 чел. и более). 9 июня 1757 г. состоялось решение Канцелярии Главного правления заводов во с главе Н.Г.Клеопиным об отказе впредь принимать ссыльных старообрядцев из Тобольска. В 1761 г. Тын отошел из непосредственного ведения Главного Правления к его военной структуре — Екатеринбургским ротным делам и частично использовался как следственный изолятор Екатеринбургской полиции.

6 февраля 1765 г. Главное Правление вынесло определение за подписью Первого члена А.А. Ирмана об освобождении всех остававшихся в Тыну раскольников и раскольниц. Определение выносилось на основании именного указа Екатерины II от 22 сентября 1762 г. об освобождении всех заключенных по духовным делам старообрядцев.

С этого времени пустовавший Заречный тын использовался под швальни Екатеринбургских рот. Также предполагалось использовать его под Екатеринбургское соляное комиссарство (ведения Тобольской губернской канцелярии). Зимой 1770/71 г. тын был снесен.

Ниже приводится единственное полное описание Заречного тына, составленное в октябре 1768 г. по распоряжению Ирмана. Описание проводилось по представлению управителя Екатеринбургского завода И.М.Колокольникова для организации распродажи с публичного торга хранившихся в Тыну железных припасов. Командовал описанием плотинный мастер из саксонских контрактеров Иоганн Георг Мартин.


ПРИЛОЖЕНИЕ

ОПИСАНИЕ СТРОЕНИЙ

ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ЗАРЕЧНОГО ТЫНА, 1768 г.

(Л. 100) Копия со описания Зарешному тыну, что во оном какого строения и при том железных и деревянных вещей состоит, а именно:

У тына караульная изба с забранными в столбах горбинником1 сен[ь]нми; во оную избу двери на крюках и петлях железных — одне; в ней печь кирпишная ветхая — одна; окон без окончин2 — два.

Вокруг казарм тын на каменном фундаменте; для входу во оный тын двои ворота створные с маленькими на железных крюках и петлях воротцами; и при них для запору по засову с пробоями;3 и у маленьких обоих воротец по задвижке и по две скобки; из оных у одних ворот по сторонам для запору по скобе железной; и у обоих ворот по большому и по маленькому замку и изнутри по петле с пробоями; и вокруг оного тыну на споике игол4 сшито полосовым железом — восемьюдесятью] четыреми полосами.

Внутри тыну, где содержались раскольницы:

Оставшая[ся] от прежде сгоревшей караульной избы печь кипишная, заслонка чугунная, задвижка чугунная ж; дверное полотно с крюками, петлями и двумя скобами железными; ставней с крюками и петлями же­лезными — три; кочерга пешная железная — одна; котел чугунный ветхий — один; топоров ветхих — два.

В казармах рубленых в одну связь5:

В 1-й — в сени дверь на крюках и петлях железных, и в ней две скобы; из оных сеней в казарму дверь на крюках и петлях железных, и в ней две ж скобы; печь кирпишная, при ней заслонка чугунная, задвижка чу­гунная ж, кочерга железная; три широкие лавки; окон со ставнями на крюках и петлях, и при них по запору с засовами железными — два.

(Л. 100об.) В 2-й — дверь на крюках и петлях железных, и в ней две скобы и накладка с пробоем; печь кир­пишная, при ней заслонка чугунная, задвижка чугунная ж, кочерга железная; вокруг лавки; окон со ставнями на крюках и петлях железных — два, и у оных по запору с засовами железными.

В 3-й казарме в сени дверь на крюках и петлях железных, и в ней две скобы; в казарму дверь на крюках и петлях железных оке, и в них две скобы и накладка с пробоем; печь кирпишная — одна, при ней заслонка и задвижка чугунные, кочерга железная; вокруг лавки широкие; по стенам из досок полки.6

В 4-й — дверь на крюках и петлях железных, и в ней две скобы, и накладка с пробоем; печь кирпишная, при ней заслонка и задвижка чугунные;оконсоставнями на крюках и петлях железных два, и при нихпо запору с засовами.

В 5-й — дверь на крюках и петлях железных, и в них две скобы и накладка с пробоем; во оной печь кир­пишная, при ней заслонка и задвижка чугунные; окон со ставнями на крюках и петлях железных — два; сени обще с четвертою казармою; из них двери на крюках и петлях железных, и в них две скобы.

В другой половине, где содержались мужской пол:

В 1-й — печь кирпишная, при ней заслонка и задвижка чугунные; два окна, у одного четыре полосы же­лезные, два ставня на крюках и петлях железных; две лавки; дверь на крюках и петлях железных, и в ней две (Л. 101) скобы; в сенях чулан, и в него дверь на пяте7 с двумя железными накладками; сенные двери на крю­ках и петлях железных, и цепочка с петлей; у окон и ставней по обе стороны в косяках для запору по скобе.

В 2-й — печь кирпишная, при ней задвижка и заслонка чугунные; двери на крюках и петлях железных; в косяке скоба железная — одна; у окон два ставня на крюках и петлях железных.

В 3-й — печь кирпишная, при ней заслонка и задвижка чугунные; окон два, и в них железные по четыре полосы, и снаружи в косяках три скобки; двери на крюках и петлях железных, и в них две скобы, да две ж скобы у двери в косяках; сени с второю казармою одне, в них двери на крюках и петлях железных, для запи­рания скоба и цепь с петлей, и с обеих сторон по скобе.

В 4-й — печь кирпишная, при ней заслонка и задвижка чугунные; из досок полок; два окна, при них решетки железные — по четыре полосы, два ставня на крюках и петлях железных; дверь на крюках же и петлях железных, и две скобы; в косяках для запоров две скобы.

В 5-й — печь кирпишная, при ней заслонка и задвижка чугунные, два окна со ставнями на крюках и петлях железных, и в них две решетки железные — по четыре полосы; дверь на крюках же и петлях железных с двумя скобами; в косяках для запору две большие скобы; у окон у каждого для запору ж в косяках по скобе; между четвертою и пятою [казармой — Авт.] сени одни, из сеней двери на крюках и петлях железных; две скобы и надкладная цепочка с пробоем.

(Л. 101об.) Внутри мужского тыну сквозь загороженный между боком тыном8 и казармами тын же с небольшими воротцами; у оных двери на железных же крюках и петлях, и при них для запору задвижка же­лезная с пробоем.

Внутри мужского тыну чулан новый, забранный из комелънику9; в нем погреб с западней, двенадцать полос железных, выдранных из окон мужских казарм, связь железная от печи из караульной избы.

В обоих тынах для входу на верх казарм по большому с ставнями окну и для ходу наверх лес[т]ш-цы.

Буток для стояния часовых — одна целая, а другая разобранная.

Из казарм окончин слюдяных целых — шесть, горелых и ветхих — пять.

У подлинной описи руки приложены тако: одно имя по-немецки10; за мастера Андрея Хлызова велением его унтер-шихтмейстер Афонасей Хлызов; меховой мастер Данило Федоров.

Шихтмейстер Иван Колокольников.

С подлинной читал канцелярист Петр Охрямкин.12

Примечания

1. Горбинник — пиленые доски с выпуклой стороной, горбыль.

2. Окончина (также оконница) — I) оконная рама; 2) здесь: слюда в раме.

3. Пробой — железная, вбитая в косяк двери проушина для запора на железную полосу (здесь: «накладку») с замком.

4. «Спойка игол» (спайка игл) —т.е. прибито (железными) шипами.

5. Т.е. под одной общей крышей.

6. Окна не указаны.

7. Т.е. на деревянном шипе в гнезде внизу у дверного косяка.

8. Так в тексте. Вероятно, «между боком тына».

9. Т.е. покрытый комлями бревен.

10. Иоганн Мартин.

11. Закрепа по листам.

12. ГАСО. Ф.24. Оп. 1. Д. 1898. Л.100-101об.

Екатеринбург: от завода-крепости к евразийской столице. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург, 2002. – С. 169-171

Источник
ArtOleg
История: 4 сентября 1838 года было открыто Екатеринбургское епархиальное женское училище

Вначале училище существовало при Ново-Тихвинском женском монастыре в качестве школы для обучения девочек-сирот из семей духовенства. В нем преподавался ряд общеобразовательных предметов и рукоделие. Весь преподавательский состав состоял из двух человек: священника и монахини. Согласно уставу, утвержденному в 1848 году, в училище принимались девочки всех сословий. В 1865/66 учебном году число предметов было увеличено, а училище стало четырехклассным.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

В 1880 г. школу официально преобразовали в 6-классное епархиальное училище и перевели в специально построенное здание на углу Александровского проспекта (ныне ул. Декабристов, 3) и Уктусской улицы.

Численность учащихся росла. В 1864 г. в нем учились 33 девочки, в 1874 – 82, в 1886 – 230, в 1910 – 312. В 80-е гг. ХIХ в. училище стало готовить педагогические кадры для церковно-приходских школ. Благодаря этой работе из училища вышло немало талантливых педагогов. Среди них особое место занимает Анастасия Павловна Беренова, которая была награждена золотой медалью на Аннинской ленте в 1912 году.

В Екатеринбургское епархиальное женское училище принимались девочки не моложе 9 лет, окончившие церковно-приходские школы. Отбор учениц в 1-4 классы проводился в результате вступительных экзаменов. Обучение было платным. Однако церковь давала возможность обучаться в училище и дочерям из семей малообеспеченных священнослужителей. Содержание таких учениц полностью или частично осуществлялось за счет средств епархии.

Екатеринбургское епархиальное женское училище находилось в ведении Святейшего синода и духовного комитета при нем под управлением местного преосвященного (главного начальника женского училища и духовной консистории, утверждавшего все должностные лица при училище).

Одним из направлений деятельности училища была подготовка учительниц для церковно-приходских начальных училищ. Перечень изучаемых предметов включал Закон Божий, церковнославянский язык, арифметику, физику, геометрию, географию, историю, церковное пение, рукоделие, чистописание, русский язык, словесность, французский и немецкий языки, гигиену, гимнастику. Одной из изучаемых воспитанницами дисциплин была педагогика.

Для осуществления учебного процесса в училище были специально оборудованы кабинеты для рисования, рукоделия, музыки. В кабинете физики имелись различные приборы, при помощи которых учитель проводил лабораторные занятия: динамометр, гидростатические весы, сифон и ливер, подзорная труба.

Первый выпуск из училища был проведен в 1887 году. Из 23 выпускниц 19 успешно сдали выпускные экзамены и получили звания домашних учительниц.

С 1907 по 1914 год учителем русского языка в епархиальном заведении работал Павел Бажов.

Училище развивалось до Первой мировой войны. Даже первая русская революция 1905-1907 годов не повлияла на учебный процесс. В годы Первой мировой войны возникли трудности с финансированием и материальным обеспечением училища. Из-за этого в 1915 году контингент воспитанниц сократились на одну треть. В ходе революции 1917 года и Гражданской войны здание училища использовалось властями в качестве больничных помещений, для размещения воинских команд и штабов. Так, весной 1917 года в здании размещался военный госпиталь, а летом 1918 года - Академия Генерального штаба. Однако занятия в училище продолжались до весны 1920 года.

Екатеринбургское епархиальное женское училище внесло значительный вклад в подготовку учительских кадров в Уральском регионе.

Источник
Игорь Б.
http://fotki.yandex.ru/users/andcvet
ArtOleg
Цитата(Игорь Б. @ 3.10.2014, 15:13) *

Ожидал увидеть Екатеринбург smile.gif но все равно спасибо за ссылку, шикарные фото!
ArtOleg
5 АПРЕЛЯ 2013

В 1905 году шведские спички, производившиеся на предприятии Василия Логинова, получили золотую медаль на Международной выставке в Брюсселе, оставив позади спички, произведённые в самой Швеции

Нажмите для просмотра прикрепленного файла

В 1867 году под Екатеринбургом (ныне — черта города в районе фабрики «Авангард») предприниматель Василий Логинов арендовал кузницу, которая положила начало первой спичечной фабрике на Среднем Урале.

Родом из Вятской губернии, Логинов возил на Урал оттуда различные товары, в том числе контрабандные фосфорные спички. В 1848 году вышел указ, ограничивающий в России их производство, так как «поджигатели весьма часто совершали своё преступление посредством спичек» (впрочем, дело было не только в «поджигателях», спички сами были опасны тем, что могли возгораться даже просто от встряхивания коробка), и в результате в середине XIX века в России была всего одна официальная фабрика — Петербургская, но зато процветало кустарное подпольное производство. После того как в 1859 году запрет на выпуск спичек был снят, фабрики начали появляться повсеместно.

Василий Логинов, начавший дело вместе с двоюродным братом Яковом, в первый же год выпустил 4 тысячи ящиков спичек (ящик — тысяча коробок), а через несколько лет уже выпускал по 30 тысяч ящиков в год, построив цеха, где размещались станки и машины.

Но особенного успеха Логинов добился в конце 80-х годов XIX века, когда перешёл на производство новых «шведских» спичек, которые были намного безопаснее, и объединился с бывшими конкурентами по бизнесу в одно акционерное общество, которое назвали «Василий Логинов».

КСТАТИ. К началу ХХ века улица, на которую переехала фабрика Логинова, стала называться улицей Спичечников (ныне — ул. Мельникова).

Источник

"Шведские" - лучше шведских Евгений Бирюков
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Русская версия Invision Power Board © 2001-2019 Invision Power Services, Inc.